?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Не тем будет помянут

На папиных похоронах все чувствовали себя неуютно. С одной стороны – собрался весь цвет отечественной науки, все хотели сказать о покойном что-то хорошее, а с другой – говорить-то было не о чем. В двадцать отец считался молодым гением, в тридцать – подающим надежды, в сорок – стоящим на пороге открытия. Ну что, постоял он на этом пороге, потоптался, ноги вытер – и пошел себе дальше, так и не заглянув за порог. Проще говоря, послал науку к чертовой бабушке, переехал в домик на краю географии и занялся пчеловодством. В котором, надо сказать, тоже не особо преуспел.

Поэтому говорили о нем очень обтекаемо. Мол, много работал, отдал всего себя науке. Это тоже была не совсем правда. Нет, я помню, как отец каждое утро (пока не переключился на пчел) запирался в своем кабинете, а каждый вечер выходил из него усталый. Но я-то в курсе, чем именно он там занимался. Уезжая бортничать, он отдал мне свой комп, даже не удосужившись почистить винчестер. Да что там – даже письма в ящике не потер. Так что все его научные изыскания я видел: и пару гигов детективов всех времен и народов, из тех, что издаются в мягкой обложке, и кучу игр-стрелялок, в которых отец действительно достиг небывалых высот и побил все мыслимые рекорды.

Еще говорили о том, каким он был прекрасным мужем и отцом. Заметьте, говорили это не мы с мамой. Хотя, опять же, назвать это ложью было бы несправедливо. До моих двенадцати лет все так и было. А потом… Знаете, когда я только узнал, что отец умер, я даже немного порадовался за маму. После того, как отец «встал на пороге открытия», он сделался просто невыносимым. Мама вставала в шесть, чтобы приготовить ему завтрак «по всем правилам». Он просто выходил из себя, если овсянка была не той температуры, вафли недостаточно или слишком пропечены, а фрукты нарезаны неидеальными кубиками. Ему было чертовски важно, чтоб салфетка обязательно была белой, полотняной и свеженакрахмаленной. И уж конечно он никогда не стал бы есть разогретый вчерашний обед или обед из полуфабрикатов. Все только самое свежее. И с одеждой то же самое. Вот зачем нужна идеально выглаженная свежая сорочка, костюм только что из чистки и галстук строго определенного цвета, если все равно весь день сидишь и играешь в стрелялки?

При этом он считал стиральную и посудомоечную машину мамиными прихотями. И та и другая появились у нас на кухне только когда я сам стал зарабатывать.

И самое неприятное было даже не это. Понимаете… даже не знаю как сказать-то… Он ничего не хотел. Жил без аппетита. Его ничего не интересовало (кроме стрелялок и степени прожарки вафель на завтрак), он ничему не радовался, ничего не хотел. Мама везде ходила или одна, или со мной: и в кино, и на концерты, и на выставки, и просто погулять по городу.

Одно время она пыталась как-то расшевелить отца. Звала его куда-то, записывала на какие-то мастер-классы типа лепки из глины и приготовления суши. А он каждый раз говорил, что дело своей жизни уже сделал, а теперь хочет немного отдохнуть. Просто уже интересно, что он считал делом жизни.

Когда поминки закончились и все ушли, мама села перелистывать папку с отцовскими «достижениями». Мне кажется, у нее это уже что-то типа невроза, она ищет в папке доказательство того, что ее подъемы в шесть утра, ее одинокие походы в кино – все это было не зря.

Но папка эта – хилое утешение. В начале там много статей отца из каких-то сомнительных научных журналов. Если бы он был не ученым, а писателем-фантастом, стал бы знаменитостью уже тогда. Сплошной радужный бред. И апофеоз всех трудов – интервью в глянце, посвященное выходу книжки. Говорят, за интервью заплатило издательство, чтоб продать хотя бы часть тиража.

Мама благоговейно гладит пальцами вырезку с интервью, а мне противно. Я помню его почти дословно. Все в лучших традициях желтых газет: оказывается, люди с песьими головами вполне себе существовали. Но в иной реальности. А потом мы перешли всем скопом в иную реальность – и – хоппа, от псеглавцев остались только смутные воспоминания в виде легенд. Так вот если мы научимся сами эти реальности по своей воле менять, то тогда наступит всякий рай на земле и проблемы кончатся все и у всех. Ну детский сад же!

Я вздохнул и ушел к себе. В почтовом ящике лежало три письма от тех, кто сегодня был на похоронах. Все как под копирку. «Соболезную, бла-бла-бла, такая утрата, бла-бла-бла, давайте встретимся – есть вопрос». О как! Интересно, что им от меня надо. Боятся, что бедный сиротинушка пропадет один? А где они были раньше, когда папа выращивал пчел, а будущий сирота кормил его, маму и себя? И не плохо кормил.

Четвертый отцовский коллега письмо посылать не стал, а пришел лично. На ночь глядя, без звонка. Потребовал, чтоб я его немедленно выслушал. Сказал, что у него есть странная, но интересная информация.

Действительно, чего уж там. Письмо с потертыми сгибами. Только не от отца, а от этого чудика самому себе. Цитирую дословно: «Сейчас ты не поймешь, за что должен быть благодарен профессору Бауму, но поверь, что если бы не он – не было бы ни тебя, ни этого мира». Баум – это мой папаша покойный и есть, собственно говоря.

Незваный гость пытался у меня выяснить, знаю ли я что-нибудь про эту записку. Нет, все логично: он написал себе про моего отца, а знать должен я.

Как клещ вцепился: спрашивал чуть ли не о каждой минуте того дня, которым эта записка помечена. А я что, дневник веду? Мне тогда двенадцать лет было. Мелкий был. Нет, ну когда вот так допрашивают, как фашисты в кино, начинаешь, конечно, что-то вспоминать. Мы в тот день с отцом хотели на футбол сходить. Давно планировали. А я заболел. Грипп, ничего такого. Тогда как раз какой-то новый грипп ходил, все думали, будет большая эпидемия – а он быстренько кончился, ну там пара старух на другом конце мира померли – так все газеты шум подняли, мол, спасайся, кто может. Ну вот я и заболел. А отец так испугался, закричал «Я не должен этого допустить!» - и к себе в лабораторию побежал. Сидел там до вечера, а потом пришел, на диван лег, и с тех пор – только стрелялки. Так на футбол и не сходили.
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
beldmit
Sep. 21st, 2012 05:59 pm (UTC)
Класс!

Твое?
fridka
Sep. 21st, 2012 06:12 pm (UTC)
Мое...
beldmit
Sep. 21st, 2012 08:55 pm (UTC)
Тут в "Химии и жизни" скоро очередной конкурс, если еще не начался.
fridka
Sep. 21st, 2012 09:06 pm (UTC)
В октябре начинается... Думаю, не попробовать ли. Если до октября ничего лучше не напишу - попробую с этим.
lenka_iz_hij
Nov. 17th, 2012 02:52 pm (UTC)
И вы действительно пришли к нам участвовать? Страничка ваша? http://samlib.ru/o/orlowa_s_m/
Вопрос не праздный: в нас там аккурат около этого времени резвился тролль, выложил чужие вещи. Я теперь опрашиваю все подозрительно малонаселенные страницы, созданные в эти несколько дней.
fridka
Nov. 17th, 2012 04:31 pm (UTC)
Я не тролль, а я, честное слово. Действительно, Орлова, действительно, Светлана и действительно написала эти два рассказа.
lenka_iz_hij
Nov. 17th, 2012 04:34 pm (UTC)
И действительно принесли рассказ на конкурс? Тогда хорошо. У нас там одна с.ка натащила настоящих рассказов настоящих людей и выложила их на фейковых страницах...
fridka
Nov. 17th, 2012 04:39 pm (UTC)
Действительно принесла... по Вашему объявлению...
( 8 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com