?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это было давно

Часть 1. Страницы 1-4
Часть 2. Страницы 4-8
Часть 3. Страницы 9-12

В сентябре 1945г., по окончанию работы в Мармарошсигете, надлежало явиться во Львов. Но это было не так просто. Бандеровцами были нарушены железнодорожные перевозки, и вместо Львова мы втроем попали в Коломыю.
Ходить по городу, даже группой, не очень рекомендовали, тем не менее я побывал в краеведческом музее, охраняемом любителем-историком, местным школьным учителем. Благодаря моей фамилии он доброжелательно принял меня, отпер музей, но главным образом излагал мне историю возникновения моей фамилии, для Украины вполне обычной и широко распространенной. Однако оказалось, что эта мещанская фамилия возникла аж в десятом веке. Я возгордился.
Из Коломыи до Львова рискнул ехать местным поездом. Спасаясь от духоты вагона, вышел на открытый межвагонный переход. Моя глупость была вознаграждена бандеровской автоматной очередью, которая сбила лишь фуражку.
- Та ховайтесь же, пан офицер, за вас и нас побьють! – завопили сидевшие на переходе тетки.
Я «сховался», благодаря чему добрался до Львова, хотя и без фуражки.
Во Львове мне вручили направление не в Германию, как я ожидал, а в Южно-Уральский военный округ, на станцию Похвистнево, недалеко от Бугуруслана. Зачем – объяснений никаких, а приказ в армии – это приказ.
Поэтому я заехал по дороге к жене. Мы договорились, что она, закончившая к этому времени юридический институт, приедет ко мне куда угодно, на какую угодно станцию, только бы быть вместе.
2.4
Никаких военнопленных в Похвистнево не оказалось. Имелась группа офицеров во главе с майором, которая ждала, что будет дальше. Как новому «ожидальщику», мне было приказано принять автороту. На мои возражения, что я переводчик, а об автомобилях мне известно, что им требуется бензин, я услышал привычное «Приказ есть приказ. Выполняйте!».
Разобравшись с вверенной мне ротой, я понял, почему до меня ею никто не командовал. Рота состояла из старшины и десятка оборванных и обозленных сержантов. Из полусотни автомобилей ГАЗ-АА на ходу были 3-4 за счет изъятия запчастей из остальных машин. Но и эти 3-4 машины расходовали горючее в 2-2,5 раза больше нормы. Документация не велась.
Приехавшая вскоре жена стала юрисконсультом треста «Куйбышевнефтегаз», основные подразделения которого находились в Похвистнево. Используя родственные связи, я заключил с главным механиком треста соглашение, по которому получил доступ к его бензиновым запасам (неограниченным!) и кладбищу машин ГАЗ-АА. Взамен часть восстановленных машин работала на нефтяников, которые долго вообще имели на ходу только гусеничные тракторы.
Таким же способом «ты мне, я тебе» удалось одеть шоферов из запасов лагерей военнопленных системы НКВД, размещенных под Бугурусланом.
Почуяв во мне хозяина, шоферская вольница отплатила мне прежде всего обучением шоферскому делу (я получил и права, что мне в дальнейшем пригодилось).
Но в основном я отдавался счастью медовых месяцев, которое я выражал иногда довольно эксцентрично. Например, возил молодую жену на работу, подъезжая к окну нашей комнаты верхом на кобыле, зачем-то причисленной к автороте, а затем проезжал через грязь поселка, везя жену перед собой на седле. Для этого «подвига» я надевал шпоры, что особо забавляло местных остряков, связывавших этот момент с авторотой.
Наконец прибыл инспектор из Оренбурга, где находился штаб округа. Было высказано недоумение, каким образом работают машины, которым по всем правилам положено было в составе утиля отправиться в домну или мартен, причем расходуют горючее строго по норме. Но больше всего поразило, что этой благодатью распоряжается один из переводчиков немецкого языка, которых разыскивают по всей стране для работы в Германии, тогда как офицеры-автомобилисты сидят без дела. Было также сообщено, что в Похвистнево направлены эшелоны с военнопленными японцами.
Я получил предписание явиться в Главное управление кадров. Но для этого нужно было добраться до Москвы. А вагоны пассажирских поездов на промежуточных станциях оставались закрытыми – вся страна была на колесах. Возвращались домой эвакуированные, шла демобилизация армии, дети находили родителей – всем нужно было ехать. Для этого железные дороги (как же их благодарить за работу во время войны и первых послевоенных лет!) ввели дополнительные поезда, номера которых были больше 500. Почему-то чаще всего – 508, поэтому их попросту именовали пятьсотвеселыми. Но для молодой жены это не годилось. Взаимосотрудничество с железнодорожной станцией привело к выделению мне теплушки, снащенной туалетом, печкой, умывальником, кроватью и прочими удобствами. Поместив нас с женой в это великолепие, железнодорожники прикрепили теплушку к пятьсотвеселому, который через трое суток доставил нас в Москву.
В те годы многие служды военного министерства, в том числе и приемная Главного управления кадров, помещались в двухэтажных домиках, стоявших на месте современного «пентагона». Через час я вышел из приемной, засовывая в планшетку пакет с сургучными печатями и предписание – убыть в расположение Группы советских оккупационных войск в Германии – ГСОВГ.
2.5
Оставив жену в Москве у ее родителей, я через несколько дней, в апреле 1946 года, явился к новому начальнику – будущему руководителю Советской военной миссии связи при Главнокомандовании войск США в Европе, подполковнику Александру Михайловичу Р.
Шли переговоры об обмене такими миссиями между советским и союзными (тогда еще союзными) командованиями.
Что касается меня, то мне надлежало, во-первых, в очередной раз заполнить анкету в 36 страниц, что я и выполнил по методу, преподанному мне в свое время моим другом К; во-вторых – явиться в отдел военных переводчиков Разведуправления ГСОВГ для временной работы, до окончания проверки моей личности и сформирования Миссии.
Этот отдел был наследником военных переводчиков Сталинградского, впоследствии – Первого Белорусского фронта. Большая часть его офицеров прошла весь путь от Сталинграда до Берлина. Руководил бюро капитан Безыменский, известный не тем, что был сыном популярного поэта, но своей демонстрацией пленного фельдмаршала Паулюса группе иностранных и отечественных журналистов, а в среде разведчиков – острым умом аналитика.
Он направил меня под начало капитана Софьи Павловны К. – бывшей до 1941 года переводчицей советского посольства в Берлине, прошедшей весь крестный путь до и после Сталинграда – до Берлина. Об этой миниатюрной изящной женщине в военном форменном платье рассказывали множество фронтовых историй, рассказывали ее друзья, быть может и с преувеличениями.
В зимние месяцы 1942-43 годов, когда окруженные остатки шестой германской армии продолжали сопротивление, Софья Павловна забралась ночью в глубокую воронку, и утром пела через рупор, направленный вверх, что лишало «публику» возможности определить направление, откуда льется ее голос. А голос этот, помимо популярных народных немецких песен, рекомендовал немцам сдаваться, объясняя бессмысленность сопротивления, напоминая, что дома их ждут живыми. Когда затихал грохот минометного огня, которым глушили ее голос, Софья Павловна начинала вновь. Результатом ее вокальных упражнений была сдача в плен нескольких рот противника в полном составе.
При стремительном движении войск фронта от Вислы к Одеру случалось, что наши колонны опережали отступавшие немецкие. Так получилось и в том случае, когда трофейная немецкая машина, которой воспользовалась группа советских генералов, оказалась в гуще отступавших немцев. Софья Павловна, бывшая в этой машине переводчицей при начальстве и одетая в плащ-накидку с капюшоном до глаз, высунулась из машины и покрыла окружавших такими изысканными немецкими ругательствами, что немцы открыли дорогу, прокатилась до поворота и спряталась в лесу. Этот эпизод забыт не был. Руководители штаба ГСОВГ называли Софью Павловну только Софочкой, несмотря на ее уже не юный возраст.
Когда однажды Софья Павловна была назначена дежурной по штабу, а я ее помощником, я сумел разместить на ее форменном платье множество орденов только благодаря задаткам конструктора-компановщика.

Продолжение следует
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com