?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это было давно

Часть 1. Страницы 1-4
Часть 2. Страницы 4-8
Часть 3. Страницы 9-12
Часть 4. Страницы 13-16

В день моего появления я был засажен Софьей Павловной рядом с собой для более углубленного изучения моей персоны; из рядов переводчиков, людей, в основном, в возрасте, послышался вопрос: «Софочка, это ваш бэби?». После чего иначе в этой среде меня не именовали. Впрочем, я был не единственной жертвой местного остроумия. Через несколько дней в дверях зала, занимаемого отделом, появился молодой кучерявый офицер, выбиравший, к кому ему следует явиться, последовал вопрос: «А это что за финик?», следствием которого появившийся член коллектива иначе как Фиником не именовался. Были и другие «крестники» местных остряков.
Я был включен в рутинную работу, выполняя обязанности «на подхвате». Это были, главным образом, обзоры тогдашней ситуации в Германии.
Но значительная часть моего времени была занята освобождением Софьи Павловны и ее коллег от побочных, иной раз случайных занятий. Так, я взял на себя вечерние переводы трофейных кинофильмов высокому начальству, что штатные переводчики ненавидели, усматривая в этой работе неуставное покушение на их свободное время. Для меня же это была великолепная тренировка в устном переводе, да и увидеть трофейные фильмы было заманчиво. Кроме того, я считал для себя почетным уважить, например, такого заслуженного человека, как генерал-полковник М. С. Малинин, начальника штаба фронта, прошедшего от Сталинграда, через Курскую душу до Берлина, сподвижника Жукова и Рокоссовского. Тем более, что вызов на эту работу был тактичен, был приглашением, но не приказом. Впоследствии, когда я привез жену, приглашали именно ее, а уж она просила меня перевести ей. Таков был ритуал. Подозреваю, что определенную роль в интересе жены к переводным (в моем исполнении) фильмам играла тарелка с пирожными и шоколадом, которая каждый раз стояла перед ее местом. Многие из переведенных тогда фильмов впоследствии шли в кинопрокате, например «Женщина моей мечты» (у нас «Женщина» была заменена на «Девушку»). Выбор фильмов облегчался тем, что эта часть штаба ГСОВГ размещалась на территории бывшего киногородка с хранилищем фильмов.
Среди других «побочных» дел запомнилось посещение профессора берлинского университета Вильгельма Либкнехта, одного из ведущих членов христианско-демократической партии, неуживчивого человека, негативно относившегося к прошлой деятельности своего брата – Карла Либкнехта, ради памяти о котором мы и предложили оказать помощь герру профессору. Но предварительно пришлось разрешить его споры с соседями, жалобы на которых он вывалил на меня в первую минуту знакомства. Впрочем, удалось все упорядочить. Пришлось принять участие в жизненном устройстве и некоторых других мэтров немецкой интеллигенции, не сотрудничавших с гитлеровцами, в том числе с Бернгардом Келлерманом (автором «Туннеля»), поразившего меня своей бородой.
Группа молодых переводчиков, к которой я принадлежал, размещалась на в общем зале отдела, а в смежной комнате, в стене которой была дверца в маленький лифт, предназначенный для подачи снизу, из кухни, еды (здание ранее принадлежало Красному Кресту, и мы гадали, подавалась еда персоналу или больным). Помещение же подвала в наше время было заперто, к входу приставлен караул. Нам объяснили, что там свалены «какие-то папки, разбирать которые времени нет». А нам было интересно. И мы засунули самого малогабаритного из нас, Финика, в лифтовую коробку и перебирая руками трос, спустили его вниз. Затем целый день вытаскивали лифтовую коробку, забитую папками, которые вскоре заполнили половину комнаты. В последней коробке прибыл Финик, пыльный и довольный.
Извлеченное из подвала, помимо мало нас интересовавших списков матерей-героинь и альбомов с фото Гитлера в разных позах и ситуациях, включало архив иностранного отдела НСДАП (гитлеровской партии), включавший также фрагменты других родственных архивов.
Чего стоило, например, донесение германского разведчика из Тибета о появлении там личности, выдающей себя за сына Николая Второго с пометкой райхспризидента Гинденбурга «В русском вопросе и самозванцы могут быть полезны (1929 год).
Но наши изыскания были прерваны одним из руководителей разведуправления. Мы были выставлены из комнаты, дверь заперта, а нам было предложено держать язык за зубами.
Через 2-3 месяца полоса «Правды» была посвящена антисоветской внешней политике Германии между двумя войнами. Она была составлена полностью на основе материалов из запертой комнаты. Мы читали и переглядывались.
Я наслушался множество историй о забавных проделках переводчиков. О том, как в 1945 году в первые дни размещения в УФАштадте (киногородке в пригороде Потсдама) оклеили 1000-марковыми купюрами туалет, полагая, что немецкая валюта никому не будет нужна. Как потом выцарапывали валюту из-под слоя известки, которой старательный комендант побелил туалет. О том, как совершенно непонятно зачем увезли из берлинской Николаскирхе сирену огромной мощности, которой во время войны предупреждали население о налетах. Сирену спрятали в подсобном помещении и забыли о ней, пока кто-то не вспомнил и попытался включить ее в бытовую розетку. К счастью, сработал предохранитель, и все потрясший вой прекратился. Но расследование происхождения ужасающего звука продолжалось долго.
На очередной день рождения моей жены два друга, лейтенанты Л. и В., решили добыть свежую рыбу из озера Ванзее, разделявшего нашу и американскую территории в Берлине. Берега озера патрулировались двумя сторонами, наблюдавшими друг за другом. Л. и В. Забрались в одну из заброшенных прибрежных вилл, привязали осветительный шнур с оголенными контурами к палке от штуры, включили шнур в розетку, а противоположные концы опустили в воду. Рыба стала всплывать вверх брюхом. Операция по извлечению ее была произведена с помощью шторы, привязанной к той же палке. Американцы с противоположного берега увидели подозрительную возню, дали вверх пару очередей. Ниши забеспокоились. Л. и В. Загрузили рыбу в коляску мотоцикла, и через полчаса свежая рыба уже жарилась на кухне.
К расследованию происшествия были привлечены прежде всего переводчики, в том числе, Л. и В. Их участие придало несомненную объективность работе совместной советско-американской группы. Впоследствии В. окончил философский факультет МГУ и был секретарем одного из московских райкомов комсомола. Л. тоже нашел свое будущее, хотя и был отчислен из армии за одну из выходок.
Были и другие переводчики, с которыми у меня сложились добрые отношения. Некто М. говорил по-английски с оксфордским акцентом, а по-французски – с парижским, хотя из Москвы никогда не выезжал. Эти его способности вызвали подозрение руководства порознь французской и английской миссий в том, что им подсунули для связи перебежчика. Их свели вместе втроем, и они посмеялись над ситуацией. В будущем М. кончил мединститут и стал известным психиатром.


Продолжение следует
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
stoshagownozad
May. 13th, 2014 06:27 am (UTC)
про акценты интересно :) откуда бы?

хотя я вот легко перебираю акцент местности. меня на Западной Украине принимают за местную, хотя в быту не говорю по-украински...
но для этого надо хотя бы слышать, как говорят... хотя... если он слушал передачи по радио, то как раз именно эти акценты и поставил себе нечаянно, потому что оксфордский акцент - это стандартная речь британских дикторов радои и телевидения, ну, а парижский, надо думать, стандартен для французского радио...

музыкальный слух :)
fridka
May. 13th, 2014 07:11 am (UTC)
Вот чего-чего, а музыкального слуха у деда не было.
Дело в том, что когда он родился, декретные отпуска еще не придумали. Поэтому его родители активно работали, оставив сына на попечение бабушки. Все было бы хорошо, но бабушка совершенно не знала русского языка. Она была из Латвии, так что говорила с внуком по-латышски. И маленький Илюша свои первые слова сказал по-латышски. Что было небезопасно - стоял где-то 1925-1926 год. При том, что первый договор с Латвией (еще и не ратифицированный латвийской стороной) был заключен СССР в 27-м. В общем, не стоило в то время говорить по-латышски, совсем не стоило.
Моя прабабушка (волевая женщина, я ее застала) велела своей матери говорить с ребенком на каком-нибудь другом языке. И прапрабабушка выбрала немецкий. Что было куда безопаснее. Если что, была отмазка, так как моя прабабушка преподавала немецкий и французский. В общем, немецкий для деда - родной. Но с латышским акцентом. Второй (ну, если не считать латышского, который он, думаю, благополучно забыл) - украинский. Третий - французский, четвертый - русский, пятый - английский. Кажется, именно в таком порядке. Он очень своеобразно говорил по-русски, с кучей перемешанных акцентов и немного "по-книжному", плюс всегда путал ударения.
А вот сны видел на немецком. И в стрессовых ситуациях переходил на немецкий. Например, когда наша кошка не дотерпела до лотка - я услышала очень заковыристую немецкую фразу, которую дед категорически отказался перевести и запретил повторять.
stoshagownozad
May. 13th, 2014 08:19 am (UTC)
один из моих дедов русский выучил, когда ему было уже за 30. До конца жизни с сильным акцентом говорил.
родной-то у него был идиш.
папа на идиш говорил, пока его матушка была жива, лет до 15. Бабушка не знала русского почти совсем.
все так было недавно.
tolko_ne
May. 13th, 2014 06:38 am (UTC)
Спасибо, прекрасно написано, очень понравилось.
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com