?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это было давно

Часть 1. Страницы 1-4
Часть 2. Страницы 4-8
Часть 3. Страницы 9-12
Часть 4. Страницы 13-16
Часть 5. Страницы 17-20
Часть 6. Страницы 21-24
Часть 7. Страницы 25-28
Часть 8. Страницы 29-32
Часть 9. Страницы 33-36

Впрочем, все это происходило поздней, когда миссия полностью обосновалась.
Первоначально надлежало набрать обслуживающий немецкий персонал и организовать охрану. Советские солдаты не могли привлекаться к охране территории, поскольку они были официально безоружны. Американская военная полиция, «МР», взяла под охрану только официальный вход.
Поэтому по указанию Александра Михайловича я обратился к полицай-президенту города (начальнику полиции), который предложил мне написать инструкцию по охране миссии. Но высокий полицейский чин ее полностью отверг. Нужно указать «не просто патрулирование, но состав патруля, как часто патрули выходят, как двигаются: по или против часовой стрелки, с какой скоростью, по какому точно указанному маршруту, а также ряд других деталей и подробностей. С этого момента мне стало понятно выражение «немецкая педантичность».
В течение всего существования миссии немецкая охрана работала как часовой механизм, а нарядные американцы в белых шлемах в основном обращали внимание на проходящих девушек, а также лихо и картинно отдавали честь въезжавшим офицерам, вне зависимости от их национальной принадлежности.
Часть немецкого персонала, садовники, они же дворники и истопники, сохранилась от «И.Г. Фарбениндустри». Один из них порекомендовал мне повара из ранее роскошного, но ныне разрушенного ресторана, к которому мы поехали вместе с ним. Я впервые проезжал не через парадный Франкфурт, а через совершенно разрушенные ранее жилые кварталы. Мой сопровождающий указал мне на развалины автомобильного заводы фирмы «Адлер», который ранее производил легковые малолитражки.
После войны эта фирма пыталась наладить производство пишущих машинок и велосипедов, но американская администрация прикрыла фирму с чисто немецким капиталом.
А вот заводы Оппеля в Рюссельхайме, недалеко от Нидеррада, где была наша миссия, при бомбежках американской авиацией почти не пострадали. Несколько бомб упало на жилой поселок, да вылетела часть стекол здания заводоуправления. Американцы сохранили свою же собственность: до войны американским инвесторам принадлежало 40% акций Опеля, а с началом войны объем американской части повысился до 60%, как и получаемая акционерами прибыль. То же самое произошло и с заводом Форда в Кельне, спокойно продолжавшим работу и во время войны, когда он производил танковые моторы, и после войны, когда его конструкторы скопировали советскую «Победу». Моторами какой фирмы были снабжены германские танковые дивизии под Москвой, Сталинградом, в Курской битве – это теперь забыто. А забыто ли?
Я первоначально не мог понять систему разрушений, нанесенных Германии американской авиацией. Над автострадой от Франкфурта к Штутгарту скоромный плакат: «Здесь был город, в одну ночь полностью уничтоженный вместе с 8000 жителей налетом американской авиации». Дата – самый конец войны. Я представил себе городок, все взрослые мужчины из которого были в армии, промышленность – только легкая. 8 тысяч стариков, женщин, детей.
Была уничтожена средневековая музейная часть Нюрнберга – тоже в конце войны. Дрезден, его дворцы и музеи, вместе с сотней тысяч жителей, уничтожен перед вступлением в город Красной Армии.
Не советская авиация, в отместку за руины Сталинграда, Ржева, сотни других городов. Американские «Боинги». Я не понимал, пока не сопоставил судьбу «Адлера» и «Опеля».
Это был еще один из многих уроков, преподанных мне моей работой.
Впрочем, вернемся во Франкфурт. Мы въехали во двор, окруженный двухэтажными типовыми жилыми домами. Повар от удивления и радости от полученного предложения потерял дар речи, напялил белый колпак и в таком виде водрузился на заднее сидение моего открытого Виллиса. В тот же вечер он вступил в управление кухней, где оправдал данные о нем отзывы.
Он знал все и по части повседневной еды, и по части приемов любого формата. Од же подобрал и остальной кухонный персонал.
Каждую семью обслуживала горничная. Они попадали к нам разными путями. В мою семью, состоявшую к тому времени из жены и крошечной доченьки, она была приведена местным пастором, который объяснил, что фройляйн Гизела сирота, ей 17 лет, она находится на попечении церковной общины, поэтому ему надлежит проверить, в каких условиях она будет работать. Пообщавшись с моей женой, он удалился вполне довольный. А фройляйн принялась за дело. Прежде всего она отдраила окна до хрустального блеска и еженедельно повторяла эту процедуру, которая так врезалась мне в память, что и сейчас, через многие десятки лет, все окна мне кажутся грязными. Затем она принялась за дитя, именуя ее «кляйне принцессхен» и пичкая манной кашей, которую «принцесхен» выплевывала в ладошку и вытирала за спиной об стенку. Впрочем, они нашли общий язык, и этот язык был немецким. Я всполошился, и жена начала говорить с дочерью как можно чаще, понятно, по-русски. Когда Гизеле исполнилось 18, община выдала ее «за достойного и подходящего человека», и она исчезла из нашей жизни.

Продолжение следует
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com