?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это было давно

Часть 1. Страницы 1-4
Часть 2. Страницы 4-8
Часть 3. Страницы 9-12
Часть 4. Страницы 13-16
Часть 5. Страницы 17-20
Часть 6. Страницы 21-24
Часть 7. Страницы 25-28
Часть 8. Страницы 29-32
Часть 9. Страницы 33-36
Часть 10. Страницы 37-40
Часть 11. Страницы 41-44

Пришлось мне поневоле обучиться и организации приемов, которые проводились миссией в официальный день СССР – 7 ноября, день Красной Армии – 23 февраля, день Победы – 9 мая.
Как известно, в отличии от союзников, подписавших акт капитуляции 8 мая, маршал Жуков потребовал вторичного подписания – что произошло в ночь с 8 на 9 мая, уже без присутствия первых лиц союзных армий.
Прочесть, как проводятся коктейльные приемы (наиболее часто), а также завтраки, обеды и прочее было не сложно. Но освоить детали удалось не сразу. Приглашенных встречал Александр Михайлович, имея по правую руку свою супругу, по левую – переводчика, сиречь меня. После появления главного гостя – обычно командующего войсками, А.М. удалялся вместе с ним, а я оставался, принимая запоздавших. Приходить позднее центральной фигуры считалось неприличным, поэтому я особенно долго не задерживался. В приемном зале, в который превращалась наша столовая, вдоль стен стояли столы, заполненные только отечественным угощением: бутербродами с черной икрой (куда без нее), красной рыбой, ветчиной, горками крымских яблок, бутылками с крымскими же винами, и, конечно, водка, обычно «Столичная». На курительных столиках выставлялись папиросы «Казбек» и сигареты «Друг». Все это ласкавшее глаз и желудки изобилие привозилось специально к отмечаемой дате из Потсдама, небольшая часть сохранялась для экстренных случаев, например для внеплановых встреч Александра Михайловича с кем-либо из американского командования.
Мне полагалось ходить по залу с рюмкой в руке, чокаться и расточать любезности, но не пить. А вот последнее я освоил с трудом, после того, как во время первого же приема захмелел. Поразило меня, что некоторые гости (люди достаточно обеспеченные) рассовывали по карманам или дамским сумочкам все, что могло там поместиться: яблоки, бутерброды, завернутые в бумажные салфетки, а также десятками папиросы и сигареты. Обслуживавшие зал солдаты выработали тактику: выкладывать по несколько сигарет и папирос, добавляя понемножку, как и яблоки, другую снедь.
Надо сказать, что работники миссии не пользовались представительскими дарами отечественной природы и кулинарии, а питались ежедневно примерно так же, как советские военнослужащие в восточной Германии. Разница была лишь в том, что продукты на кухню поставлялись американские. Для этой цели к миссии был прикомандирован американский сержант Орлики, чех по происхождению, но чешский язык он забыл с времен детства, английский освоил неважно, немецкий еще хуже. Хотя смесь этих языков он выдавал за русский, тем не менее, мы с ним друг друга понимали. Каждую неделю он привозил книгу заказа продуктов, в которой я делал отметки о нужных нам поставках. В первый раз, открыв это емкое печатное издание, я растерялся. Индейки занимали две страницы: индейка калифорнийская, испанская, греческая… Маслины из разных стран – соленые, маринованные, фаршированные… В последствии я понял, что все эти длинные перечни – реклама разных фирм, за которую хорошо платили американским военным снабженцам. Повар лучше меня разобрался в этом деле и выбирал все, что нужно для привычных нашим людям блюд. Поэтому к нам и напрашивались на обед, на русский борщ и уральские пельмени в немецком исполнении. Я попытался отвести душу, заказывая «экзотичные» (в то время) соки, пока не услышал в столовой недовольство ананасным соком: «А газировку всю выпили».
Приученный войной к скромности в еде, я воспринимал как экзотику все, обычное для той среды, в которую попал. На день рождения жены из французской зоны оккупации знакомый переводчик капитан Т. Привез ящик шампанского фирмы «Вдова Клико». Жена была польщена. Для меня это было приключением.
Оставили след в памяти и встречи с бывшими соотечественниками. Весной 1947 года я стоял на перроне франкфуртского вокзала, ожидал прибытия американского военного поезда Берлин-Париж. Это было удобное средство сообщения, особенно в скверную погоду, когда автомашину вести трудно, ди и ощущаешь себя неуютно, удобнее и для перевозки женщин и детей. Поездом зачастую пользовались и командируемые в американскую зону военнослужащие, вступавшие обязательно в контакт с нами. В случае недоразумений мы могли помочь и выручить. Поэтому нас предупреждали о приезде, кто-либо из миссии приезжих встречал. На этот раз была моя очередь.
Я обратил внимание на разглядывавшего меня человека. Он подошел ближе и неожиданно на русском языке извинился за назойливость. Он объяснил, что много лет назад носил точно такую же форму и погоны, только вместо красной звезды – трехцветную кокарду. Тогда такие как у меня погоны давали звание подпоручика. Предложенную ему папиросу он завернул в платок и спрятал в нагрудный карман, объяснив, что он покажет своим друзьям, как память о прошлом. Я растрогался и подарил ему всю пачку «Казбека», что вызвало у него слезы, он извинился, ушел. Не раз в дальнейшем ко мне подходили «бывшие», чтобы поближе взглянуть на родную форму.


Продолжение следует
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
murmele
May. 20th, 2014 07:28 am (UTC)
Подумалось: а как, собственно, едят яблоки на фуршете? От целого грызут? Неэлегантно же...
fridka
May. 20th, 2014 07:31 am (UTC)
Яблоко берут из общей вазы в левую руку и ножом для фруктов над тарелкой тонко срезают кожицу спиралью, начиная от плодоножки. Срезанную кожицу ножом отодвигают на край тарелки (дальний от едока), а очищенное яблоко кладут на середину тарелки. Вытерев левую руку салфеткой, при помощи ножа и вилки разрезают яблоко пополам. Одну половину откладывают чуть в сторону, а вторую разрезают на дольки. Придерживая дольку вилкой, ножом вырезают сердцевину и кладут ее на срезанную кожицу. На неофициальной встрече друзей можно брать дольки пальцами, но в ресторане и в официальной обстановке яблоко едят с помощью вилки. Точно так едят и груши.

Как это делать в условиях фуршета - не представляю. Но вот арбузы и дыни дед ел только ножом и вилкой.
Впрочем, на тех фуршетах люди были военные, так что могли и откусывать. И даже оставлять огрызки в неподобающих местах.
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com