?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сказка - продолжение

Продолжение истории про туфли.
Начало здесь

Я не удержала равновесие – и упала бы, если бы рыжий не подставил заботливо руку. Он посадил меня на стул, налил чаю.
- Ну как?
- Это было… интересно.
- Когда люди говорят «интересно» - они пытаются скрыть свое истинное отношение к предмету.
- Пусть будет так.
- Следующего, наверное, возьмете завтра?
- Пожалуй. У вас довольно утомительная работа.
- У меня? Я только чай подаю…
- Скажите, а вот когда меня… когда со мной… в общем, когда мои проблемы решат – я как это почувствую?
- Ну, для начала, вы перестанете о них думать. Вдруг заметите, что они куда-то пропали… А потом вспомните, как ловко вы их решили.
Я проверила. Проблемы были на месте. Сын, работа, собственная жизнь. Три камня, тянущих в пучину.
- Мы не можем гарантировать, что ваш случай будет решен сегодня. Вы же видите – у нас свободный выбор. Бывает, что туфли и годами стоят. Впрочем, это только если владелец не следит за гигиеной ног, извините. Но ваши-то, думаю, быстро найдут желающего. Кстати, вы заметили – уже та мысль, что ваши проблемы решит кто-то другой, дает облегчение.
- Пожалуй, вы правы.
На этом мы распрощались.
Дома ничего не поменялось. В компьютере меня ожидало еще несколько писем с отказами работодателей, которые вызвали скорее облегчение – ненавижу свою работу, а на кого конкретно ишачить – разница небольшая. Из почтового ящика опять выпали счета. Я всем должна. И ведь получаю прилично – но…
Сын как всегда заперся у себя в комнате. Я с грустью вспомнила мальчиков из тусовки, где мне пришлось сегодня побывать. Конечно, они не гении и лапочки, но хотя бы чем-то интересуются. А этот… за всю жизнь прочел три книги – какую-то сомнительную фантастику, учиться не может, работать не хочет, девушки нет, интересов нет. Целыми днями играет в дурацкую игру, вся суть которой – выращивать цветочки на какой-то ферме. Кажется, игра рассчитана на девочек от шести лет, а этому лбу уже девятнадцать.
Утром я снова была в той подозрительной конторе. Рыжий открыл передо мной шкаф – в нем, кажется, прибавилось туфель. Я взяла поношенные мужские штиблеты странного фасона.
___
«Говорят, музыканты – самый циничный народ» вертелось у меня в голове, когда я шла (или шел, ну пусть будет «шла») на репетицию. А дирижеры из них – вообще последние сволочи.
Мама моего клиента мечтала, чтоб ее сын стал музыкантом. С трех лет с ним занималась пожилая учительница Сильвия Карловна, про которую говорили «сильный педагог», имея в виду, что дети у нее плакали, но учились. Потом музыкальная школа, потом училище, потом Консерватория по классу виолончели.
Он никогда не мог ответить на вопрос, любит ли он музыку, любит ли он свой инструмент - этот вопрос представлялся столь же странным, как вопрос «любите ли вы свою левую ногу?». Нет, он иногда думал, что, может, если бы он пошел на духовые – жизнь бы сложилась иначе. Но сосем без музыки? Такое даже представить невозможно.
Проблема, которая стояла перед клиентом, была, по большому счету, пустячной. Всю жизнь он играл в оркестре – не самом знаменитом, не самом великолепном, но оркестре. Даже в голодные годы вариантов особо не было: виолончель не предназначена для игры на похоронах, да и в ресторанах она не слишком уместна. Нет, конечно, можно было сменить ее на бас-гитару – эти два инструмента близнецы, как, скажем, саксофон и кларнет. Но зачем?
И вот теперь из оркестра надо было куда-то уходить. Сменился дирижер, вместо чудаковатого, вспыльчивого, но привычного Сергея Олеговича, пришел этот молодой. С запросами. То ему не так, это ему не этак, давайте будем работать больше, мы же сами хотим прекрасно звучать. В общем, вместо размеренной и спокойной жизни начались нервотрепка и погоня непонятно за чем. Надо было уходить. Куда – не ясно. Оркестров мало, приличных – еще меньше, где платят нормально – по пальцам пересчитать. Учеников, опять же, не так много – инструмент не из популярных.
Я спешила на репетицию. Мир творчества, вернее – сотворчества – что может быть привлекательнее? Всегда мечтала стать музыкантом, или актрисой, но особых талантов как-то не было.
Я вошла в гулкий репетиционный зал. Поздоровалась с коллегами, настраивавшими инструменты. Пока настраивала виолончель (рутинное занятие, по эмоциям похожее на включение компьютера), узнала, что у одной из скрипачек родился внук, альт не одобряет политику правительства, но голосовать будет за Путина, а вторые скрипки вдрызг разругались из-за разных пристрастий в чемпионате России по футболу.
Похоже, в оркестре было не намного интереснее, чем в офисе. По крайней мере, каких-то духовных устремлений не чувствовалось. Просто работа. Отпилить свое – и домой.
Дома, впрочем, было не веселее. Пришел ученик, который совершенно не понимал, зачем ему этот дурацкий инструмент, похожий на гроб со струнами, но боящийся спорить с мамой. В итоге, мы вместо занятий играли в «Морской бой» (мальчишка десяти лет – ни разу не играл в «Морской бой» на клетчатой бумажке, о времена, о нравы!), а потом я долго расписывал его маме, какого прогресса добился ее сынок, и как важно ему теперь немного отдохнуть от занятий, чтоб за пару месяцев уложить в голове теорию.
Наконец, я осталась в квартире клиента одна. Клиент жил в старом доме, в большой гулкой запущенной квартире. Пошла на кухню сварить кофе. Как ни странно – на кухне было уютно. Все аккуратно расставлено по полочкам. Кофе – восьми разных сортов. И приправы, приправы. Кажется, мой клиент понимал толк в кофе. Я открыла буфет. Да тут коллекция чашек! Настоящих, кофейных, на один глоток. Я стала их рассматривать. Вдруг вспомнились слова, которые я раньше, будучи собой, не знала: деколь, дымление, ручная формовка… Наверное, все эти слова знал мой клиент. Про каждую чашку я (то есть, он, то есть, сейчас – я) могла сказать, как называется ее форма, а как – узор на ней. Каким заводом она была выпущена и в каком году. Некоторые чашки были ручной работы, некоторые – уникальные. В телефоне обнаружился внушительный список антикварных лавочек, комиссионок и развалов, куда наведывался мой клиент. Я почувствовала, что он хотел бы покупать больше, больше чашек (сама мысль о рассматривании новых экземпляров, торге с продавцами и так далее - вызвала почти физическое наслаждение), но заставить ими весь дом было бы неразумно.
Кажется, я наконец-то нашла то, что мой клиент не просто терпит, но еще и любит.
Когда я подумала о кофе, мне захотелось спуститься вниз. Что я и сделала.
Внизу, в первом этаже дома, находилось небольшое кафе. Я подошла к человеку за стойкой, который при моем появлении так обрадовался, что я поняла – он давно знаком с моим клиентом.
- Тебе как обычно?
- А давай.
Кофе, который он мне налил, был очень странным, но божественно вкусным. Кажется, эту смесь мой клиент когда-то придумал сам.
- Пей-пей, последние денечки работаем, - печально произнес барриста.
- А что так? Неужели разорились?
- Типун тебе на язык. Но ты понимаешь, сам я уже не успеваю тут сидеть – у меня восемь точек, семь для денег, одна вот – для души. А нанимать кого-нибудь… Кто сейчас в кофе понимает? Найму мальчика какого-нибудь, через месяц тут будет только капучино из машины, зато с сиропом.
Хозяин кафе аж скривился.
- А ты меня возьми. Не подведу, - вдруг решительно сказала я, - У меня есть пара неплохих идей.
- Ты? Пойдешь ко мне кофе наливать? Ты же музыкант! Творец! Это я – торгаш, а ты… И потом: представь, кто-нибудь из ваших придет, а ты тут кофе подаешь. Засмеют же.
- Разве что от зависти. Ну как, берешь?
- По рукам. Но учти, зарплата маленькая, зато чаевые – все твои.
- Договорились. А это, можно я условия поставлю?
- Экий ты! Еще дня не проработал – а уже условия.
- Во-первых, музыку, которая тут будет звучать, я сам подберу.
- Вот за это – только благодарен буду. Ты знаешь, мне медведь на ухо наступил, ничего в этом не понимаю. Так что вперед. Но если есть «во-первых», то будет и «во-вторых»?
- Ага. А ты как думал? Может, еще и «в-третьих» придумаю. Так вот, во-вторых, я буду тут немного торговать. Своим товаром. Тебе могу процент платить… Не очень наглый.
- Наркотиками, оружием или девочками?
- Чашками. Кофейными чашками.
- Договорились. Но тогда – еще и кофе на развес.
- Ладно, уговорил. Выхожу с понедельника.
- По рукам.
Я пожала ему руку и сняла туфлю.


Продолжение следует.
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
rnase
Jan. 22nd, 2016 06:21 pm (UTC)
Чудесная сказка. С нетерпением жду продолжения.
snake_elena
Jan. 22nd, 2016 06:57 pm (UTC)
Классная сказка. Жду продолжения!
laiska
Jan. 22nd, 2016 07:51 pm (UTC)
И опять хорошо!;0)))
skeily_ramires
Jan. 22nd, 2016 07:55 pm (UTC)
Мне очкень нравятся ваши сказки, они очаровательные!
aikin
Jan. 22nd, 2016 09:52 pm (UTC)
Подпрыгиваю от нетерпения...

Как же здорово!
lucif
Jan. 22nd, 2016 09:52 pm (UTC)
Ты тут создаешь наркотик еще опасней, чем сериалы. Я теперь снова с нетерпением жду продолжения. Я про эту часть весь день думала "а что же там дальше".Эх.

Edited at 2016-01-22 09:54 pm (UTC)
anna_gemini
Jan. 22nd, 2016 10:28 pm (UTC)
А я вот тут немножко не поняла — а зачем распродавать коллекцию, если она человеку нравится?
fridka
Jan. 23rd, 2016 09:06 am (UTC)
Большое спасибо! Действительно, непонятно вышло - подправила.
marta_ketro
Jan. 22nd, 2016 11:10 pm (UTC)
класс какой, жду продлжения
( 9 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com