?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сказка про сегодня

Я где-то не там свернула. На этом вашем Васильевском острове ориентироваться невозможно: все дома похожи, все углы на одно лицо. Но факт остается фактом: вместо ожидаемой шавермы я увидела глухую стену, перед которой помятого вида лотошник разложил на грубом прилавке книги. На самой стене он развесил плакаты. Все банально, из серии "любая попса на ваш вкус": Путин, Есенин, Высоцкий и почему-то Павел Луспекаев в роли таможенника Верещагина. Не хватало только котят и икон. Плакаты были не новые, явно снятые со стены. "Юность свою пропивает" - с усмешкой подумала я, но, кажется, хоть в его юности никакого Путина не было.
Книги тоже были весьма потрепаны. Некоторые он заботливо обернул в полиэтиленовые пакеты (которые, надо полагать, достал из "пакета с пакетами", который висит на его засиженной тараканами кухне), некоторые - оставил так.
Я подошла посмотреть. Последний раз что-то интересное попадалось мне на таких лотках где-то в девяностые, но лучше в очередной раз убедиться, что ничего дельного нет, чем потом кусать локти, мол, а вдруг бы было.
В глаза бросилась знакомая обложка. Да, точно такой же Конан-Дойл, как и у меня, как и у всех. Ну, вы знаете, черная обложка с золотыми треугольниками. И даже как в моем собрании - у первого тома оторван корешок, а шестой - просто потерян. Забавное совпадение.
Рядом притулился фиолетовый Пелевин. Юрка был счастлив, когда его купил. Лежал потом с ним сутки, пока не прочитал от корки до корки. Потом, когда Юрка ушел, сначала от меня, потом совсем, эта книжка куда-то делась. Я взяла книгу в руки. На секунду почувствовала, как будто Юрка рядом - все такой же - большой, теплый, надежный. Иногда слишком взрослый, иногда - слишком мальчишка. В ушах отчетливо зазвучал его голос. Как он ругал нашу кошку, когда она свалила этого самого Пелевина с полки... Странно, но на обложке книжки, которую я держала в руках, отчетливо были заметны следы от кошачьих зубов.
Я долго сомневалась. С одной стороны, воспоминания о Юрке были еще слишком свежи, книга только бередила раны. С другой - страшно было оставлять эту книгу незнакомому ханурику, что-то распивавшему под плакатом с Есениным.
Я нерешительно протянула книгу продавцу. "Пятьдесят рублей. Любая - пятьдесят" - пробормотал он, не отлипая от бутылки. В общем-то, у меня больше и не было. Значит - одну. Любую. Надо брать Пелевина. Я кинула последний взгляд на лоток. Черная большая книга в мягкой обложке. Потрепанные уголки. Внутри - наркотики, яды, взрывчатка. Поваренная книга анархиста. Подарок от Сашки.
Сашка не был анархистом. Скорее, редкостным консерватором, но тщательно косящим под анархиста. Сколько я его помню - он всегда утверждал, что вот прямо завтра уйдет с этой долбаной работы, от этой долбаной жены и уедет нафиг из этой долбаной страны. С работы его периодически выгоняли, жены периодически менялись, но сам Сашка тут же находил новую плохую работу, новую не нравящуюся жену - и продолжал ныть, не меняя тональности. Но книгу эту он мне подарил - и я была счастлива, потому что книга нравилась Антону, а Антон на тот момент... В общем, не будем о грустном. Нет их в моей жизни - и слава богу. И книгу эту, говорят, запретили. Тоже, наверное, правильно, хотя ведь забавная книга была. Рецепты - лажа, а вот комментарии к ним вполне смешные.
Но тут я увидела рядом зеленую папку с резинками на углах. Я узнала ее - когда-то точно такая же хранилась у меня в столе. Неужели? Я вспомнила содержимое. Проверила. Точно. Слепые копии английского перевода старых-добрых "Акиры", "Доходного дома Икоку", первой "Королевской битвы", "Чобитов"... Ну и более... ээээ... специфических изданий. От страниц, кажется, повеяло сережкиным одеколоном. Забавно мы тогда жили. Днем переводили всякую белиберду типа коммерческих предложений одних жуликов другим, а ночью - вот эти слепые копии. Чаще с английского, но иногда - с японского. Последний оба знали в пределах сотни слов, но как-то догадывались, что-то додумывали... Хорошее было время. Говорят, Сережку посадили. Не знаю, за что, но вряд ли за сётакон. Скорее, нарвался по пьяни на приключения - а выпить он любил.
Я уже не глядя взяла следующую книгу на прилавке. Ну да, фентези про драконов. Обсуждение на кухне, как автор вырулил историю с полом драконов и их всадников (там была проблема то ли с зелеными, то ли с коричневыми), забытая книга, свидание, чтобы книгу отдать... Витька появился в моей жизни так же постепенно, как постепенно эта серия из фентези стала научной фантастикой, драконы сменились огнеметами, а все герои оказались засланцами из других галактик... Ничего уже не помню, ни про Витьку, ни про драконов.
А вот и Кастанеда. Здравствуй, Славик, давно не виделись. Твои рассказы о психоделических опытах завораживали. Никогда не думала, что простой димедрол может вполне заменить кактусы... Смешно... А тогда казалось невыносимо круто.
Димка... первая любовь... "Заводной апельсин" и "Нержавеющая крыса". Нарисованные от руки старшие арканы Таро, мечта стать ударником... Теперь, кажется, подполковник милиции... Говорят. Другие говорят другое. Как бы то ни было - спасибо, Димка, и за Крысу, и за Апельсин.
А дальше - Толкиен, Желязны, Асприн... А дальше - Крапивин, Стругацкие... А дальше - Дюма, Конан Дойль... А дальше - "Сказочные повести скандинавских писателей" в розовой обложке. Я стояла и не могла решиться - неужели тут продается вся моя жизнь, по пятьдесят рублей за том?
Я подумала немного - и купила на эти деньги в соседнем магазине пастилы к чаю.
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
riva
Feb. 2nd, 2016 04:47 pm (UTC)
Какое хорошее..
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com