?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сказка - продолжение

Испытание. Часть 2.

Говорили, что все этапы выборов кандидата будут проходить по телевизору – пришлось разориться на телетюнер – никогда не держал телевизора в доме. Бессмысленный ящик для идиотов. А для кино мне достаточно экрана ноутбука. Но ради такого дела пришлось раскошелиться. Обидно – как раз знакомый продавал замечательный крис, но денег хватало либо на то, либо на другое.
Но из телевизора я узнал две новости. Одну – совершенно великолепную: выбирать счастливчика, которого отправят в Мир Книги, будут только среди жителей нашей страны. Вторая – чуть хуже: ученые не уверены, что смогут вернуть этого человека обратно.
Мы проговорили с Нэссой всю ночь. Я не хотел ее оставлять, не хотел оставаться один, пусть и среди друзей и родных пейзажей. Она убеждала меня, что это мой единственный шанс, упускать его никак нельзя. Наконец, мы условились, что как только я отправлюсь Туда – мы будем оба искать дверь между мирами – она со своей стороны, я – со своей. Мы поняли, что когда-нибудь воссоединимся, ведь мы предназначены друг другу самой Судьбой. А в Мире Книги, в Моем Мире, Судьба – очень серьезный игрок, и своих не бросает.
Оставалась мелочь – стать гражданином своей страны. Я не шучу. Где-то через месяц после свадьбы с Нэссой я потерял паспорт, потом как-то замотался – в общем, забил я на это дело. Честно говоря, паспорт мне ни разу не понадобился. Посылки я получал на имя Нэссы, а больше как-то никто и не спрашивал. Машину я не вожу, валюту не меняю, а работаю всегда у кого-нибудь из друзей. Впрочем, у моих коллег редко бывают российские паспорта – я работаю руками, а это сейчас малопрестижно и малооплачиваемо, так что россияне в очередь на трудоустройство не устраиваются.
Получить паспорт оказалось жутким и гнусным квестом. Надо было стоять в каких-то очередях, где люди пялились на меня, пытались лезть с какими-то советами и вопросами, заполнять кучу непонятных бумаг, вставать ни свет – ни заря, в общем, крайне неприятно и унизительно. Но паспорт я все-таки получил. Заодно сменил свое паспортное имя на Настоящее, которое дала мне Нэсса, проведя обряд Посвящения Великим. У меня было ощущение, что я постепенно исчезаю из этого мира и проявляюсь в Настоящем Мире. Пока что меня там почти незаметно – легкое дуновение, не более, но с каждым днем, с каждым моим действием, моя плоть здесь будет таять, а Там – нарастать, становиться зримой и осязаемой. И я без всякого портала окажусь Там. Великие! Если бы я знал, что это так прекрасно – давно бы поменял имя.
Как оказалось, моя пробежка за новым паспортом была только началом. На сайте проекта (я с отвращением увидел в его оформлении кадры из ненавистного фильма) приводился довольно объемный список документов, необходимых для подачи заявки. Впрочем, требования были вполне логичны: медицинская справка (человек с больным сердцем мог, например, не пережить перехода между мирами), справка о несудимости, еще куча какого-то бумажного хлама.
Я долго бегал по всяким присутствиям, даже несколько раз отпрашивался с работы. В конце концов, собрал огромную папку, где не хватало только одной бумажки: моего сочинения на тему «Один мой день в Мире Книги». Предлагалось рассказать, как бы я провел этот самый день, что бы делал, и так далее.
Нет, рассказать бы я, конечно, мог. В своих мечтах я проводил в Мире Книги годы. Но, во-первых, это надо было написать – а я не силен в этом деле, а во-вторых, надо было написать так, чтобы поняли люди из этого мира. Те, кто считает, что представляет Мир Книги, просто пролистнув один раз страницы в плохом переводе, или даже посмотрев кино.
Я чуть не плакал от отчаянья, но на помощь мне пришла Нэсса. Она продала какие-то свои украшения (уходя из родительского дома, она прихватила несколько сережек-колечек, рассудив, что все равно их унаследует, так зачем ждать), а на вырученные деньги наняла какого-то молодого, но борзого журналиста. Я рассказывал ему, как я вижу свой день в Настоящем Мире, он задавал вопросы, уточнял термины – а потом записывал это все гладенькими, красивыми и понятными фразами.
Его работа была кошмарна: он несколько раз ошибся в деталях, не понял пару довольно важных понятий, окончательно запутался в географии. Но Нэсса сказала, что это именно то, что надо устроителям. И я отправился в фирму, занимающуюся приемом заявок.
Я надеялся увидеть НИИ с сосредоточенными учеными в белых халатах, хотя и понимал, что это стереотипы. Конечно, в реальности это оказался какой-то совершенно безликий офис с белыми пластиковыми столами, серыми стенами, стульями на колесиках для работников и стульями без колесиков – для посетителей.
Сама процедура принятия документов заняла не больше десяти минут. Вопреки моим ожиданиям, очереди не было – наверное, я пришел в необычное время. Безликая офисная девушка проверила, все ли документы есть у меня в папке, велела подписать договор (я даже не посмотрел, что в нем), выдала какую-то памятку – и сказала, что я должен ждать звонка в срок от месяца до полугода. А пока она рекомендует готовиться к испытаниям, потому что если я пройду первый тур отбора, времени на подготовку к следующим уже не будет.
Дома мы с Нэссой изучили памятку. Там было перечислено все то, что может понадобиться в процессе отбора. В смысле, не вещи, а знания и умения. Первым делом, рекомендовалось выучить языки Настоящего Мира. Если с эльфийским у меня проблем не было (когда мы с Нэссой еще жили отдельно, мы переписывались на языке Народа Песен), то язык гномов я знал намного хуже, а язык Служителей Черного вообще плохо представлял. А вот на каком языке говорят в Настоящем Мире люди – для меня вообще было загадкой. Автор очень подробно описал языки Волшебных Народов, а вот человеческий язык передал просто английским. До недавнего времени мне это казалось естественным и понятным. Но теперь я был в ужасе. Если мне чудовищно повезет, и я окажусь в Своем Мире – я смогу найти общий язык с Эльфами, Гномами, Черными, даже с Народом Холмов, но никак не с людьми. А я ведь человек.
Странно, но на играх по Настоящему Миру меньше всего участников хотело быть именно людьми. Девушки как одна мечтали быть эльфийками (боже, каких только страшных, глупых, озабоченных и сумасбродных «представительниц Народа Песен» я не встречал на играх – а ведь эльфийские женщины – совершенны, вызывают восхищение одним своим присутствием в Мире). Совсем начинающим и самым конченным игрокам нравилось изображать Народ Холмов, вся жизнь которого – веселье, пьянство и пиры. Кто похитрее – играл за гномов, собирая деньги со всего полигона. Впрочем, тратили они их там же – на покупку еды и алкоголя в многочисленных тавернах Народа Холмов. Пафосные придурки обожают роли Служителей Черного, а за роль самого Черного всегда идет драка. Обычно, ее исполняет либо устроитель игры (один раз это была даже тетка – злая и завистливая Мади откуда-то с юга страны), либо, если у устроителя есть дела и поважнее прокачивания самовлюбленности – кто-то из его близких друзей. Ну да, зло почему-то считается романтичным. Или же ими всеми движет благородное желание наконец-то отомстить добру за многочисленные поражения. Помню, в свое время по рукам ходила книга «Настоящий Черный», написанная тремя подружками – фанатками, где Черный представал трагически непонятым лапочкой и зайкой. Таким белым и пушистым, что даже новорожденный эльф по сравнению с ним был погрязшим в грехах законченным ублюдком. Впрочем, кроме меня, эту рукопись мало кто посчитал смешной. Местные стихоплеты сочинили множество од Черному, а кто позануднее – проследили жизнь каждого из Старших Преспешников с колыбели до «как он дошел до жизни такой».
Так вот, людей играть не хотел никто. Понятно, что в описании Автора трудно было понять, чем люди в Настоящем Мире отличаются от тех, кого приходится каждый день наблюдать на улице. А ведь Настоящие Люди – они совсем другие. Дело даже не в характерах – тут Автор вряд ли мог заметить что-то, скорее, просто приплел свои восторженные мысли, пречерпнутые из мифов и легенд о «славных людях прошлого», дело в том, что Мир Книги дает соврешенно другое воспитание. Вот вы готовы обругать слишком медленно идущего старичка, если есть вероятность, что он окажется магом не из последних? Вот вы могли бы расстаться с женщиной, если ваши сердца связаны не просто абстрактной приязнью, но Обрядом, после которого вы всегда чувствуете состояние вашей женщины: грустна она или весела, здорова или больна, счастлива или несчастна. И даже на другом конце света, перелюбив всех женщин Мира, вы не перестанете это чувствовать. Если даже не брать магию, верите ли вы, что выросли бы таким же, какой вы есть, если бы рядом с вами были трехсотлетние эльфы и бессмертные Жители Холмов, гениальные торговцы и мастера – Гномы, бесстрашные (пусть и туповатые) Огры. Да и присутствие в каждом моменте жизни сознания, что где-то в мире есть Черный, тоже меняет жизнь. Или совсем просто: жизнь без компьютеров, телевизоров, искусственной одежды, сложных механизмов, но и без средневековых ужасов: голода, жутких эпидемий, антисанитарии и жестокости – может ли она быть такой же, как наша? Вряд ли. Поэтому Настоящие Люди вряд ли сильно похожи на нас. Точнее, на вас – я почти уверен, что я принадлежу к Людям Настоящего Мира. И даже если из попытки попасть в Портал ничего не выйдет, я останусь тем, кто я есть.
Нэсса вывела меня из размышлений. Она сказала, что теперь полностью перестает говорить со мной на здешнем языке. Теперь – по понедельникам мы говорим по-гномски, по вторникам – на языке Народа Холмов, по средам – на наречии Служителей Черного. Остальные же дни мы будем разговаривать на Общем Наречье – своего рода эсперанто Настоящего Мира. Если я попаду в Настоящий мир, на первое время мне этого хватит. Свой родной язык я смогу выучить, когда окажусь среди своих.
Мы перешли к следующим пунктам. Владение оружием (нож, меч, лук, арбалет), верховой ездой, навыками первой медицинской помощи, знание лекарственных трав, умение ориентироваться в незнакомой местности. Травы меня посмешили. Можно подумать, в Настоящем Мире растет местный подорожник, а ромашка имеет те же свойства, что и здесь. Да даже в ста километрах от дома на все растения действует ровно одно правило: «Не уверен – в рот не суй. Уверен – тоже лучше не суй». Смешные.
Ладно, драться и стрелять я умел. Благо, еще не все игры перешли на формальную схему «показываем удар в воздухе, противник говорит, попал или уклонился». Ну глупость же, право слово, детская игра в войнушку. Неужели пяток царапин, привезенных с полигона – это такая страшная вещь?
А вот в верховой езде последний раз упражнялся довольно много лет назад. Как-то не принято у нас в мегаполисах разъезжать на лошадях. В принципе, можно было договориться на какой-нибудь конюшне, чтобы обновить навык, но это деньги и время. А их не хватало. Первую помощь я вообще плохо себе представляю – если на полигоне все-таки случится у кого-то та самая царапина, все прыщавые эльфийки за центнер тут же сбегаются кудахтать вокруг него – даже если это враг, а дело происходит посреди боя. Так что я в таких случаях не вмешивался. А у меня любые болячки быстро проходят. Что раны, что простуды. Вот когда я ногу сломал – там да, пришлось обращаться к врачу. Ничего, тоже довольно быстро срослось.
В общем, обучиться предстояло многому. А ведь это были только первые пункты, за ними шли и другие. Похоже, мое самое заветное желание делало мне ручкой.
Но Нэсса считала иначе. «Мы переезжаем в деревню» - решительно сказала она. От ее бабушки остался маленький домик где-то в соседней области. Там вполне можно было жить. Вода была, печка. Бабушка умерла недавно, так что еще даже погреб был заполнен по края всякой едой. Квартиру же в городе Нэсса предложила сдать – она даже знала, кому. Я ухожу с работы, она – из института, мы поселяемся в деревне, где не надо платить за транспорт, не надо покупать еду, рядом есть лошади, медпункт, где можно научиться первой помощи, поля для совершенствования в стрельбе и фехтовании, и так далее. Деньги от сдачи квартиры мы будем тратить только на интернет и необходимые мелочи типа соли и спичек – а остальное будем копить, потому что явно понадобится больше.
Я согласился – ее решение казалось разумным. Я знал, что для нее это не просто – она любила свой институт, ненавидела жить в деревне. К тому же, чтобы заполучить ключи от дома, пришлось общаться с родственниками, которых она ненавидела. Но чего стоят эти мелочи по сравнению с мечтой?!
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
rnase
Feb. 8th, 2016 07:21 am (UTC)
"Теперь – по понедельникам мы говорим по-гномски, по вторникам – на языке гномов..." Тут что-то не сходится. Или эльфов пропустили, или непонятно почему на языке гномов говорят 2 дня подряд, а на языке Служителей Черного, один, при том что главный герой "язык Служителей Черного вообще плохо представлял".
Очень здорово. С нетерпением жду продолжения.
fridka
Feb. 8th, 2016 07:24 am (UTC)
Спасибо. Точно. Не, эльфийский они знают, так что по вторникам у них язык Жителей Холмов.
Ну ведь язык можно и так учить: сначала за каждой репликой лезть в словарь, потом уже за каждой второй... Так и не заметишь, что через полгода обсуждаешь на ранее незнакомом языке проблему постмодернизма в малазийском искусстве.
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com