?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Корпоратив

Маше было страшновато. То есть, конечно, Маша очень гордилась, что она вся такая взрослая и самостоятельная, не какая-нибудь Маша, а самый настоящий ивент-менеджер Мария Сергеевна, которая обеспечивает огромную организацию, в которой только крупных дирекций девять штук, не говоря уже о мелких подразделениях, отделах, отделениях и прочих, новогодним корпоративом. Но все-таки, страшно – а вдруг им не понравится, а вдруг она не справится, а вдруг что-нибудь случится… И самое страшное – Маша не совсем понимала, что делать.
Маша ходила на курсы личностного роста и знала, что любого слона можно съесть по кусочкам. Но ее, кажется, уже тошнило слонятиной. К тому же, она отгрызла от бедного корпоротивного слоника все простые части: выяснила, в каком помещении будет праздник (как всегда, в самой крупной организации, у них там есть подходящий зал) и кто будет их кормить (в состав организации входила сеть ресторанов). Оставалось сложное и непонятное, в плане, открытом на машином планшете, оно значилось как «культурная программа».
Маша честно обзвонила агентства, какие нашла в сети. Все требовали совершенно непомерных денег, жаловались на кризис и маленькие сроки, а предлагали какую-то скукоту и ерунду. Целыми днями Маша колесила по этим самым агентствам, но везде было одно и то же. Даже артистов предлагали одних и тех же – Маше уже во сне мерещились и плешивый «Опытный ведущий Александр», и «Снегурочка бизнес-класса Ольга» со сросшимися бровями, и жирный «Модный ди-джей Серый». Где-то на пятый день поисков Маша поняла, что, кажется, неправильно выбрала профессию, что жизнь не удалась и вообще, одна надежда – всего через каких-то тридцать лет можно будет уйти на пенсию.
Обуреваемая столь мрачными мыслями, Маша ехала от очередного представителя сферы развлечений, как вдруг машина пару раз чихнула – и встала. Маша расплакалась. Точно – все против нее.
Рядом с машиным Ауди становился симпатичный не слишком подержанный Вольво. Из него вышел мужчина лет сорока. Вроде обаятельный, но какой-то очень усталый. Круги под глазами – как у панды: то ли почки не в порядке, то ли не спал несколько лет. Обошел вокруг машины, заглянул в салон, что-то пробормотал (Маша не слышала, она плакала за закрытым окном), открыл свой багажник, вынул оттуда канистру – и перелил оттуда что-то в машин бензобак. Потом постучал в окно.
- Девушка! У вас бензин кончился. Теперь езжайте дальше – до колонки дотянете.
Маша улыбнулась незнакомцу. Конечно, надо было сказать, что зря он так, что она, Маша, уже два года замужем, что она большая и сильная – и сама во всем разберется. Но как-то не вышло.
А незнакомец продолжал:
- Вы знаете, где колонка?
Маша пожала плечами. Район вокруг был чужой и незнакомый, навигатор ничего не показывал, в общем, что делать – опять не ясно.
- Понятно. В общем, езжайте за мной – покажу.
И мужчина сел в свою машину – и поехал вперед.
Нет, ну Маша бы, конечно, никогда за ним не поехала. Понятно же, что в лучшем случае – разведет на деньги, а в худшем – завезет в темный лес, а оттуда – весной, в мешке. Но бензина явно до темного леса не хватит, денег осталось мало, так что Маша решила, что почти ничем не рискует. В случае чего – заблокируется в машине, и он ее не добудет. В общем, поехали.
И, как ни странно, через пару минут оказались на колонке. Причем любимого машиного бренда. Ну, то есть, того, на котором муж велел заправляться.
Пока ждали, пока расплачивались – разговорились. Незнакомец, назвавшийся Витей, вроде ничего такого себе не позволял, а Маше очень хотелось хоть кому-нибудь пожаловаться на грустную и несправедливую жизнь. Ну и пожаловалась.
А Витя этот, вместо того, чтобы посочувствовать – просиял. Сказал, что не зря Маша на его пути оказалась с пустым баком. Потому что у него все есть, что Маше надо. И перешел на деловой тон.
- Так. Дед Мороз – есть. Квест новогодний – есть. Гример и костюмер – тоже есть, хорошие. Устроим карнавал.
- Погодите, Виктор, - Маша тут же перешла на деловой тон, - я не готова прямо сейчас давать вам какие-то обещания. Для начала, хотелось бы ознакомиться… Ну, хотя бы со списком Дедов Морозов. Конечно, с фотографиями, а лучше – видео.
- Дед Мороз у меня один, - пожал плечами Виктор, - вот такой.
И достал из кармана бумажную фотографию.
Маша посмотрела – и аж покраснела от злости. У человека на фото шуба была уровня детского утренника: явно потертая, как-то непразднично смотрящаяся. Хотя вот мех на фото выглядел натуральным. Но понятно же, что это только на фото. И посох странный. Ей много раз предлагали Дедов со светящимися посохами, с посохами, украшенными кристаллами сваровски, а тут – даже мишуринки завалящей на посохе не было. Палка как палка. Старая, руками отполированная – но палка же.
Маша уже хотела высказать нахальному Виктору все, что думала про нищебродских дедков с завышенными амбициями, но взглянула на лицо артиста – и ей оно показалось знакомым. Причем ведь не в каталогах агентств она его видела, не в рассылках, даже не на мероприятиях… Но где-то когда-то точно встречала. В жизни. Причем, это «где-то когда-то» было теплым и радостным, но детали не вспоминались категорически.
И Маша поняла, что доверяет этому Деду. И хочет с ним снова встретиться.
Виктор заметил – и продолжил совсем уж нагло:
- Мария, давайте вы мне полностью доверитесь – и все будет на высоте. Честно. Обещаю.
- А если нет?
- Верну деньги. Или давайте так – если сотрудники ваши останутся недовольны, верну вам всю сумму в десятикратном размере. По рукам?
- Кстати, о сумме…
Виктор назвал довольно скромную цифру. Не так, чтобы совсем копейки, но меньше, чем в большинстве агентств.
Маша решила, что сделка вполне выгодная. Она знала свой холдинг – недовольные найдутся всегда. Даже когда дирекция всем раздавала премии, из углов постоянно слышалось ворчание. Кому-то дали мало, кому-то – не тогда, когда хотелось, кто-то возмущался, что кроме него, премии получили «эти бездельники из соседнего подразделения». В общем, Маша, кажется, стояла на пороге лучшей сделки в своей жизни – и беготня по поводу корпоратива полностью закончилась, и денег она за это получит сильно больше, чем обещало руководство.
И Маша согласилась. Даже подписала какой-то договор. Все равно он, судя по небрежному оформлению, никакой силы не имел.
Маша лихо отчиталась перед начальством, мол, все организовано – и забыла думать про ту встречу.
И только перед самым днем корпоратива в ужасе поняла, что не взяла у Виктора ни телефона, ни каких-то еще координат.
У Маши не было сил даже испугаться. Просто поняла, что мероприятия не будет, ее уволят с волчьим билетом – и больше не возьмут ни на какую работу, даже уборщицей. Впрочем, Маша могла себе позволить не работать – денег мужа вполне хватало и на повседневные нужды, и на путешествия, и на новую машину для жены. Он вообще не понимал, зачем Маша пошла работать. Впрочем, узнав о машином позоре, муж, несомненно, немедленно уйдет – зачем ему доверчивая дура? Надо что-то придумать. Например, уехать в другой город. А лучше – в другую страну, хорошо бы – по фальшивому паспорту.
Маша зашла в зал. Ну конечно – до корпоратива два часа, а в зале – ни намека на украшения. А ведь Виктор обещал… Странный он какой-то. Даже для мошенника: не взял даже аванса. И какая ему польза от того, что машина жизнь теперь загублена?
Зазвонил телефон.
- Маша! Все пропало! – голос директора сети ресторанов дрожал, - у нас накрылся банкет.
Маша даже не стала выяснять подробности. Просто сказала «ясно» - и отключилась. Какая уж теперь-то разница, что там случилось. Все равно – хуже уже не будет.
Телефон снова зазвонил. Слушать директора ресторанов не хотелось, но Маша все-таки ответила.
- Мы тут внизу стоим, а ваша охрана говорит, мол, пускать не велено, - раздался голос Виктора.
Маша понимала, что вечер все равно провален – за полтора часа Виктор вряд ли успеет украсить зал, расставить аппаратуру, подготовить артистов – но все-таки спустилась.
Люди, окружавшие Виктора, выглядели еще хуже, чем представляла Маша. Мороз был действительно дедом – очень старым, того и гляди – песок посыплется. И шуба у него была явно не моложе его самого. Кроме деда, рядом с Виктором стояли: усатый мужик с чем-то типа свернутого ковра на плече; сутулая, почти горбатая тетка со здоровым шнобилем, одетая под бомжиху; другая тетка – с неприятным взглядом и какими-то пятнами на коже; бледная девица с мокрыми, кажется, волосами и еще какой-то усач с огромной кожаной сумкой.
Маша поняла, что это – хуже, чем ничего. Отсутствие корпората ей, может, простят, ну, хотя бы уволят без скандала, а вот уровень сельского ДК – не простят и не забудут.
- Произошла накладка. Корпоратив отменяется, - сказала она Виктору строго, - банкета не будет.
- Вот как знал! – ответил Виктор почему-то обрадованно, - захватил и еду с собой.
Маша поняла, что сейчас ударит. Прямо в эту наглую рожу. Что у такой компании может быть за еда? Дошираки? Блины на лопате? Каменные баранки с шутками-прибаутками?
Но при охраннике было как-то неудобно – и она, сжав волю в кулак, отвела пришедших в зал. Закрыла дверь – и ушла в туалет плакать.
Плакала она долго. Потом играла в шарики на телефоне, пока он не сел. Потом пристегнула к телефону «банку» - и поиграла еще. Загадала, что выйдет, когда наберет миллион очков. Миллион набрался как-то слишком быстро. Маша вышла, долго мыла руки, долго сушила. Потом на негнущихся ногах пошла в сторону зала.
Навстречу ей выскочила невиданной красоты девица в костюме сказочной птицы. То есть, назвать это костюмом было бы трудно – казалось, что из ее тела и рук действительно растут радужные шелковистые перья, колышущиеся от ветра. А если взмахнет она руками – то и полетит.
Подойдя ближе, Маша с трудом узнала в женщине-птице руководительницу рекламного отдела, даму сильно за сорок, вечно всем недовольную. И приготовилась к разносу.
- Машенька! А что же ты не в костюме? – прощебетала рекламщица, - Да ты и квест пропустила! Столько потеряла! Ах!
И упорхнула с легким шелестом в уборную.
Маша поняла, что ничего не понимает, а потому – пошла в зал.
Открыла дверь – и ахнула. Она оказалась в волшебном лесу. Тончайшие ледяные узоры покрывали все вокруг. Деревья были, похоже, сделаны искусным ювелиром – такой тонкой работы в декорациях и вообразить было невозможно. Больше всего это было похоже на картинки в любимой машиной книжке про Сахарное Королевство.
Над головой летали бабочки и стрекозы – тоже, кажется, тончайшего серебра. На плечо Маше прыгнула белка – самая настоящая, живая белка в серой шубке. Но не помойная облезлая крыса с пушистым хвостом, типа тех, что выпрашивают семечки в городском парке, а пушистая, с огромными глазами, как из мультфильма.
Маша шла – а дивный лес все не кончался. За серебряными-сахарными деревьями появились другие – карамельные, просвечивающие, как леденцы на палочках. За ними – шоколадные.
Маша вышла на поляну, где прямо на теплом пушистом снегу лежала огромная, со стадион, наверное, скатерть. А на ней… В общем, на двадцатом где-то блюде Маша поняла, что не то что попробовать – осмотреть все у нее просто не хватит сил. Вокруг в мягких сугробах сидели сотрудники с тарелками. Им прислуживали официанты в русских костюмах. Какие-то все низкорослые, но расторопные. Кажется, они по глазам угадывали, чего хочет каждый из гостей. Странно, но ведь Виктор никаких официантов с собой не привез. Наверное, зашли позже. Или кто-то от ресторана.
Тут Маша заметила блюдо с пирожками. Защипанными особой «веревочкой» - так пирожки делала только бабушка. И начинки у бабушкиных пирожков были особенные: никто из машиных знакомых не верил, что, допустим, курица с морковкой, или капуста с молоком – это вкусно. А Маша и доказать не могла – бабушка так и не научила ее своим рецептам.
Маша только подумала о пирожках – а официант уже протягивал ей тарелку. И начинка в пирожках оказалась та самая, которую Маша и не мечтала с детства еще раз попробовать. И в руке у нее уже оказалась кружка с какао – правильным, из детства, сладким, но не приторным, с кислой вишенкой на дне – «бабушкиным подарочком».
Доев, Маша огляделась по сторонам. Она с трудом узнавала коллег – все они внезапно предстали перед ней красавцами и красавицами в странных костюмах. Рядом сидела настоящая русалка – с синими волосами и переливающимся чешуйчатым хвостом. Маша помнила эту меланхоличную девицу из бухгалтерии. Она любила пройтись по столовой, с кислой рожей заглядывая в тарелки сослуживцев и как бы невзначай бросая замечания о здоровом питании и нездоровой полноте. Сейчас она молча поедала что-то из морских деликатесов – удивительно подходящее к костюму.
Рядом с ней сидел мудрый волшебник. Спокойные и плавные движения его завораживали. Странно, но если вглядеться – в нем можно было узнать нервного и вечно всем недовольного руководителя одной из дирекций.
А рядом с ним примостился Серый Волк – кажется, кто-то из маркетинга. А дальше – Домовой, Лиса, Принцесса, Дракон, Кот… Не похожие на себя, прекрасные и удивительные.
И захотелось самой так же преобразиться. И Маша пошла не то по залу, не то по лесу. «Сейчас окажется, что вместо гримерки – избушка на курьих ножках» - подумала Маша. И оказалась почти права – дверь в гримерку выглядела дверью в избу, правда, курячьих ног не наблюдалось.
А в избушке сидели почти все люди Виктора. Чай пили. Не хватало только двоих – того, что с сумкой и того, что с ковриком.
- Иван фуршетом руководит, а Василий – музыку ставит, - ответил Виктор раньше, чем Маша задала вопрос. Маша прислушалась – действительно, отовсюду раздавалась музыка, какая-то очень знакомая, но не опознаваемая.
- Накрасить? – спросила грубоватым голосом пятнистая. Маша только кивнула – и та приступила к делу. Странная она, и уши какие-то – как будто рваные, и движения нечеловеческие… Но кистью водит мягко, нежно. Ворчит ласково под нос что-то про хорошую нежную кожу, которую красить – только портить.
Пока Маша подставляла лицо гримерше, мокроволосая колдовала вокруг ее костюма. Кажется, ничего особенного не делала: там брошку прикрепила, здесь – складку собрала, какой-то бантик кружевной пристроила…
А потом вывели они Машу под руки к большому зеркалу – и тут она обомлела. На нее смотрела Золушка. Такая, как она была у Принца на балу. Но не в диснеевском мультике, и не в сериале, а настоящая, как Маша себе ее в детстве представляла. Один-в-один. Самая красивая на свете.
А потом Маша танцевала – с восточным принцем, королевским мушкетером, капитаном корабля, волшебником, потом уже потеряла счет кавалерам. А потом пошла в квест к носатой и горбатой тетке – и долго путешествовала по лесу, то за клубком, который катился куда-то, то верхом на сером волке, то на печке верхом. И со зверями разговаривала (не с актерами, а с самыми настоящими, но почему-то говорящими), и помогала тем, кто просит, и спасала тех, кто в беде. А потом опять на поляну с едой, а потом опять танцы…
А к концу вечера, да что там, к утру, наверное, посреди зала замигали огни на елке – не лампочки из гирлянды, а не то светлячки, не то огни святого Эльма, не то северное сияние. И вышел к елке Дедушка Мороз, и Маша заметила, что старый-то он старый, но могуч и силен, так что дух захватывает. И каждый из гостей подходил ему – и шептался с ним Дед. И у Маши спросил, чего она хочет. А она растерялась – и прошептала первое, что пришло в голову. А потом даже вспомнить не могла, что загадала.
А потом праздник закончился. И директор сам совал Виктору в руки какие-то немыслимые деньги, и обещал Маше премию за такой чудесный вечер, и все благодарили Машу, и просили ее взять на себя все праздники в холдинге, даже день пожарных учений.
А потом Маша сидела в гримерке, а Виктор и его люди деловито собирались, паковали какие-то сумки, устало пили чай и тихо разговаривали.
А потом Маша вспомнила, где видела Деда Мороза. И спросила у Виктора. И Виктор подтвердил. А Маша ведь всегда знала, что когда в новогоднюю ночь, поссорившись из-за пустяка с друзьями, сбежала с их дачи в лесок и там чуть не замерзла – это он вывел ее к станции, где почему-то к Машиному приходу уже стояла электричка – теплая, чистая, уютная.
- А остальные? – спросила Маша, хотя уже все понимала.
- Ну, Вася с Ваней – просто люди, обычные. Но одному скатерть-самобранка от бабушки досталась, другому – гусли-самогуды от деда.
- А я – оборотень, - поддержала разговор гримерша.
- Волчица?
- Почти. Гиена. Понимаешь, мы же как – на полной луне звери, в новолуние – люди. А на старой и растущей луне – ни то, ни се. Пришлось вот освоить профессию, а то к людям выйти неприлично. А она, - Гиена показала на костюмершу, - русалка. Мороки наводит – только в путь. А она, - кивок в сторону носатой ведущей квестов, - настоящая Яга. Кого хочешь в путь отправит и загадками заморочит. Тебе грим-то смыть? Или так домой поедешь?
Маша замотала головой, даже руками замахала – мол, не трогайте, красиво же!
А потом все ушли – и остались они в гримерке вдвоем с Виктором.
- А сами-то вы кто? – спросила Маша.
- Я? Сказочник. Обычный, ничего выдающегося.
- А почему вы мне помогли? Наверное, я случайно какое-то заклинание сказала? Или в детстве какого-нибудь котенка спасла?
- А вы спасали?
- Ну, было такое… наверное… не помню. А почему тогда? Ведь в сказках не бывает, чтобы просто так – взяли и спасли.
- Не бывает. Только вот и не спасал я тебя. Я тебя… наколдовал. Извини.
- Это как?
- Да понимаешь, эти все, - Виктор махнул рукой куда-то в сторону двери, - совсем закисли. Верить в них никто не верит, чудеса творить не дают… Кто-то спивается, кто-то адаптируется. Вот, приходится как-то спасать, в люди выводить, доказывать важность, нужность и полезность. Вот ехал я – и думал, что нужно им праздник устроить. Ну и придумал тебя.
- То есть, они все настоящие – а я нет? И что я теперь, исчезну, как только вы уйдете?
- И не мечтай. Я не халтурщик, если что-то создаю – то надолго. Сотни лет не обещаю, но лет девяносто – вполне.
- И как же мне теперь жить?
- Долго и счастливо, как в сказках положено. И учти – я теперь за тебя отвечаю.
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
carmody56
Jan. 4th, 2017 07:03 pm (UTC)
Блеск!!!
mona81
Jan. 4th, 2017 08:36 pm (UTC)
Спасибо!
murmele
Jan. 4th, 2017 10:38 pm (UTC)
А от мужа-то, надеюсь, она тут же ушла и ужина ему не оставила?
busia_cat
Jan. 24th, 2017 05:17 pm (UTC)
Ага, открытый финал у сказки. Я вот тоже надеюсь и фантазирую, что от мужа она ушла... к Виктору, конечно же, они вместе придумывали новые сказки, общались со сказочной нечистью, жили долго и счастливо все 90 лет, народили кучу детей и вообще все-все у них было!
prizrak_spb
Jan. 5th, 2017 10:24 am (UTC)
А где-где такого деда найти можно? Для двух хороших людей надо пожелать желания.
Отличная сказка, прям вот мандаринками и ёлкой запахло! :-))
uh_ya
Jan. 5th, 2017 09:49 pm (UTC)
Браво! А вишенка в какао - обалдеть!!!! Эта сказка должна быть в новом сборнике! Слышь, Виктор?
laiska
Jan. 7th, 2017 01:57 am (UTC)
Суперская сказка!;0)))
vokrug_ozera
Jan. 7th, 2017 11:02 am (UTC)

Какая чудесная сказка! И вот это, с сотрудниками, которые оказались совсем другими - ну до чего прекрасно же. Мне вообще кажется, что вопрос, кем вы оденетесь на маскарад - очень личный, ну, то есть, он очень многое позволяет сразу понять, настоящее.


marusya_p
Jan. 8th, 2017 07:18 pm (UTC)
Господи, как чудесно!
kurlapas
Jan. 12th, 2017 04:26 pm (UTC)
Потрясающая сказка! Настоящие новогодние сказочные чудеса! Браво!
nino56
Jan. 16th, 2017 05:59 pm (UTC)
Ой, какое чудо! Жизнь и сказка в одном в одном клубке, в одном переплетении, это же так и бывает. Спасибо!
busia_cat
Jan. 24th, 2017 05:20 pm (UTC)
Волшебная, прямо жутко волшебная сказка! Кто ж не мечтает Золушкой побыть на балу? Важно просто поверить в чудо и оно сбудется, материализуется и обязательно сбудется:)
Спасибо БОЛЬШУ-У-ШЕЕ! ВЫ - фея!
( 13 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com