?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сказка - продолжение

И опять продолжается "Испытание".
Кажется, это часть 4.

На следующий день надо было явиться с вещами. Все дальнейшие испытания должны были проходить на какой-то базе без возможности выезда в город. Это все больше напоминало подготовку космонавтов. Все больше было понятно, что назад дороги нет.
Вечером я собрал свои вещи в рюкзак, попрощался с хозяевами квартиры – и всю ночь бродил по столице. Думал, вспоминал, мечтал. Тоска выла внутри меня, как ветер в дымоходе. Нэсса все еще не отзывалась на звонки и не появлялась у родителей. Я почувствовал себя полным гадом – оставил ее на произвол судьбы с дохлым телефоном и почти без денег. Я понимал, что в ее глазах это – скорее, забавное приключение, я в ее возрасте тоже с наслаждением бы выбирался по трассе из какой-нибудь глуши на попутках. Но сейчас – мне было страшно за нее. А вдруг, по моей вине, ее кто-то… обидел. Даже про себя я не мог произнести то, о чем думал.
Великие Создатели! На сколько жертв она пошла ради исполнения моей мечты. А была ли мечта у нее? Я не знал. Желания у нее появлялись внезапно – и так же внезапно исчезали, вне зависимости от того, исполнились они или нет. Она могла среди ночи захотеть апельсинов – и чуть ли не плакать, если апельсинов в доме нет. А на следующий день даже не взглянуть на них. Могла долго выпрашивать у меня какие-то туфельки, чтобы поставить их в шкаф и забыть о них навсегда. Могла месяцами готовиться к игре, шить костюм, делать украшения и всякий прочий антураж, продумать каждую мелочь, каждую деталь – а в последний день не поехать. В общем, все она могла. Но вот какой-то мечты, большой и настоящей, у нее, кажется, не было. Или была – просто я не знал, не замечал, не думал? Великие! Если вы слышите меня – пусть она будет в порядке. Если вы готовите беды на ее пути – отдайте эти беды мне! Я справлюсь, я сильный. А она маленькая хрупкая девушка. Да, мудрая и прекрасная, но всего лишь восемнадцатилетняя девушка!
Я знал, как договориться с Хранителями. У меня была надежная формулировка, которая всегда срабатывала. Очень простая. Надо было просто сказать: «Пусть я никогда…, лишь бы с Нэссой ничего плохого не случилось». Но я знал, что Хранителей не обманешь. Им можно предложить только то, что по-настоящему тебе дорого. Фальшивок типа «пусть у меня никогда не растет борода» или там «пусть я никогда не побываю в Париже» они не принимают. А здоровье и покой Нэссы можно было выторговать только за одно. «Пусть я никогда не окажусь в Настоящем Мире». Попросить? А если с Нэссой все и так в порядке? Ну, бывает, закрутилась, забыла зарядить телефон, решила никуда из села не уезжать… Или наоборот – махнула к новым приключениям – и не хочет, чтоб ее беспокоили? Что тогда? Тогда я потеряю смысл своей жизни ни за что. Хранители сдачу не дают.
А может, бросить все – и поехать к Нэссе? Вряд ли я окажусь победителем – слишком все гладко шло в начале, а это всегда не к добру. А даже если я пройду все испытания – ведь достаточно пустой случайности, чтобы никуда меня не отправлять. Вот, скажем, заболею я гриппом. Пустяк? А пускать меня никуда нельзя – незнакомый вирус может убить весь Настоящий Мир. Помните, как в Книге маленькая ранка у одного из Странников обернулась мором для целого Забытого Народа? Ну вот даже если предположить, что все пройдет удачно. Техника работает на ура, я здоров и весел, я победитель… А вдруг там все не так? Глупость, конечно, но если представить.. Ведь нет никакой уверенности, что это именно Настоящий Мир. Вдруг это просто один из множества похожих мирков. Средиземье, Земноморье, Хогвардс времен Годрика Гриффиндора, не знаю уж. Или вообще какой-нибудь мир, который еще никто нигде не описал. Не важно какой – но не Мой Мир. А я, конечно, выпрошу возможность не возвращаться. В здешнем мире я хотя бы знаю язык, какие-то правила жизни, у меня есть какая-никакая профессия, жилье вот есть… А там? А там придется начинать все с нуля. А кстати, кто мне сказал, что в Настоящем Мире мне будут рады? Я всю жизнь провел здесь. Да, я знаю законы Настоящего Мира лучше законов здешнего. Но я не привык к нему. Там у меня нет ни знакомых, ни родни. Король Белого Леса тоже появился в Мире как безродный сирота, но была же Фанна, которая приютила его, научила жизни, познакомила с Бредином и Гредином. А кто приютит меня?
Нет, надо уходить. Пока не поздно. Пока еще идет отбор. Вернусь к Нэссе, будем жить, как жили: я найду себе какую-нибудь работу, она восстановится в институте, будем ездить на игры, читать книги, болтать о великих героях Настоящего Мира за вечерним коньяком… Нет, Нэсса меня назад не пустит. Она слишком много вложила в то, чтоб я победил, мое возвращение она посчитает дезертирством. А может – победить, а потом попросить, чтобы вместо меня отправили Нэссу? Смешно. Вряд ли они пойдут на такое. И потом, как бы не благороден был Настоящий Мир, в нем встречаются существа типа Ри, способные сначала завлечь девушку сладкими речами и длинными ресницами, а потом надругаться над ней. Конечно, Король-Странник убил Ри, но был ли Ри единственным таким подлецом? Вряд ли. От мысли, что с Нэссой может произойти такое, меня аж передернуло. Нет, она не настолько наивна. И потом – она меня любит, вряд ли другой мужчина завоюет ее сердце. А если любит – будет страдать в разлуке. И Настоящий Мир будет ей не в радость, раз там нет меня… Значит, надо оставаться. Или уходить?
Я совсем запутался в своих мыслях. Я молил, чтобы Хранители дали мне знак. Хотел, чтобы кто угодно принял за меня это решение. Я готов был согласиться с любым вариантом. Главное – чтоб решение принял кто-то другой. Но желающих решать мою судьбу не нашлось.
Утро застало меня неподалеку от места сбора. Незаметно для себя я прошел через весь город. До назначенного часа было еще порядочно времени. Я зашел в какой-то малоосвещенный дворик – посидеть на лавочке, подождать, может, часок поспать. От детской площадки слышались тихие переборы гитары. Я постарался обойти стороной – не люблю подвыпивших компаний, тем более – с гитарой. Но, странно: за переборами не последовало громкого разудалого вытья про все идет по плану или про шьющего срок мусорка. Такое впечатление, что человек с гитарой был один. Я осторожно подошел – действительно, какой-то парень сгорбился над гитарой.
Не люблю пустопорожней болтовни, но оставаться одному было совсем тоскливо. Я откашлился:
- Простите, сигаретки не найдется?
Молодой человек вздрогнул. Ну да, голос у меня после ночной прогулки был хриплый. Но, поняв, что требуется именно сигарета, а не деньги-мобильный-покуражиться, он протянул мне пачку. Когда он чиркнул зажигалкой – я узнал его. Алит. Один из самых приятных людей в игровой тусовке. Когда Короля-Странника играл он, я с особым наслаждением предвкушал игру: он был идеальным королем. Твердым, но справедливым. Честным и мудрым. Ну и вообще – этому человеку можно было доверять. Пару раз он спас меня в довольно неприятных историях…
Он тоже узнал меня – и, кажется, даже обрадовался. Мы даже обнялись. Потом я осторожно спросил:
- Ты что, живешь где-то здесь неподалеку?
- Да нет, я вообще с Севера. Ты же к нам даже как-то приезжал…
Действительно, я был у него – в странном доме с выходом из окна на крышу магазина, среди запыленных книг и странных вещей. Мы заехали к нему после игры большой тусовкой, в общем-то, целым замком. Пили, пели, отмечали победу над Черным… Черный, кстати, тоже зашел через некоторое время – оказался вполне нормальным парнем. Только каким-то малость упертым: все время пытался просчитать, как ему следовало бы действовать, чтобы нас разбить. У него получилось много неплохих вариантов, некоторые даже вполне действенные. Но смысл, если игра уже проиграна?
Впрочем, сам Алит с наслаждением слушал его расклады, где-то спорил, где-то подтверждал его правоту. Будь его воля, он бы прямо сейчас отыграл все варианты, поставив половину из нас за Черного.
Я начал догадываться, что делает Алит на этой лавочке. Вернее, чего ждет.
- Значит, попытаешься попасть туда? – спросил я напрямую.
- Конечно. Там хоть развернуться можно. Не то, что здесь… А ты тоже туда? Неужели Мирта отпустила?
- Мы расстались, - коротко сообщил я, не вдаваясь в подробности.
- Жаль, хорошая она.
- Да не вчера дело было, забили.
- Забили.
- Я вот не уверен, может, действительно – не надо мне это все…
- Ну, отказаться-то никогда не поздно. Мне вот по фану. Хоть в столицу выбрался – сто лет тут не бывал. Опять же, познакомимся с новыми людьми… Нашими… Потусуемся. А потом всегда можно сказать, мол, не могу, не хочу, боюсь.
Я вздохнул. В этом весь Алит. Серьезный и сосредоточенный на игре, вне игры он – рубаха-парень и общий любимчик. Знаком, кажется, со всем миром, с каждым может найти общий язык. Ну и один из лучших, на мой вкус, менестрелей. Его песни поют по всей стране. И на играх, и просто так, под настроение. Этот, конечно, и в Настоящем Мире не пропадет.
Жаль, что я не такой. Тогда бы мне, наверное, и здесь неплохо жилось. Тоже бы, как Алит, сколотил какую-нибудь фирмочку, продающую пародии на наши игры «обычным людям». Скучно, противно, но лучше, чем целыми днями проводку тянуть.
- А как ты думаешь, - вдруг спросил Алит, - в Настоящем Мире есть игры?
- Ну, в Книге же подробно описано: Военная Игра – почти как шахматы, только фигур больше и в начале игры ты выбираешь, какими из них играть, какие – в резерв, а какие в коробке оставить. Ну и карточные игры. Но карты там больше на наше Таро похожи…
- Это-то все понятно. Но я про другие игры. Ну вот мы играем в них… А они в кого?
Я задумался. Вопрос был интересный. С одной стороны, в Настоящем Мире есть все, чего не хватает здешним любителям игр: романтика, любовь, настоящая дружба, магия, возможность властвовать и подчинять… С другой – неясно, какие Там представления о романтике. Может, они играют во что-нибудь совершенно волшебное. Я попытался себе представить… Вот о чем может мечтать человек, который видел драконов, говорил с эльфами и весьма поднаторел в магии?
- Не знаю… Что-то очень волшебное должно быть.
- А вот представь. Ты – человек Настоящего Мира.
Мне и представлять не надо было. Я это всегда знал. Но кивнул головой.
- И вот кто-то, - продолжал Алит, - рассказал тебе волшебную сказку. Про странный мир, где магия не действует. Где нет разумных рас, кроме людей, зато водятся странные чудесные звери. Одни – с длинными шеями, другими – с носами, которыми могут управляться, как руками, третьи – с перепончатыми крыльями и способностью слышать предметы. А люди настолько велики, что сумели придумать, как разговаривать на огромном расстоянии, как строить дома высотой с горы – и отапливать их без печей, и освещать без огня. Завели огромное хранилище, в котором любой, задав вопрос, может получить частичку общечеловеческой мудрости… Ну, или на котиков посмотреть. Где людям служат огромные мощные машины, каждая из которых сильнее десятка драконов.
Голос Алита почти убаюкал меня. Я уже стал воображать этот прекрасный мир, но потом понял, что Алит просто издевается.
- Подожди, ты хочешь сказать, что Настоящие Люди играют… в этот мир?
- Почему бы и нет? Мы для них достаточно чудесны. Романтичны, странны – называй, как хочешь.
- Ну, глупо это как-то. Играть в серую бессмысленную повседневность…
- Это для тебя она повседневность. А для них – все странное. Представляешь, можно воевать при помощи огромных боевых машин, которые, в отличие от лошадей, не боятся стрел. Можно создавать огромные корпорации… Можно влюбиться в девушку, находящуюся на другом конце мира. Понимаешь, что у них таких возможностей – нет?
- Все равно, глупость какая-то.
Алит не стал спорить – поудобнее приладил гитару и заиграл. Мы тихонечко пели: сначала его песни, потом – двух самых классных, но ушедших авторов: Джиневру и Седьмого Приспешника. Потом Алит рассказывал мне, какие это были люди. Что-то простое и странное. Как Седьмой учил своего сына Лешу играть на электропианино, как Джиневра купила себе смешной телефон в виде пудреницы – с ним было удобно работать в промальпе. Какие-то подробности совместных тусовок, какие-то обрывки разговоров.
Я тоже рассказал, как Джиневра приезжала в наш город, остановилась у нас – она дружила с моей второй женой – как мы пили на кухне и болтали о кошках. А Седьмой Приспешник как-то вписывал нас с Миртой у себя. Как раз тогда вышла его первая книга – и он гордился ей, но, чтоб скрыть это, рассказывал, как много стоило бы исправить…
Потом мы снова пели, снова вспоминали. Наконец, Алит взглянул на часы.
- Смотри-ка, как ночь пролетела. Через полчаса за нами машина приедет.
Я взглянул на свои:
- Через час.
- Так в девять-тридцать же встреча.
- В десять. Вот, у меня даже напоминалка стоит.
- Мда. Значит, они повезут нас по одному. Не хотят, чтоб мы раньше времени познакомились.
- Наверное. Боятся союзов и коалиций.
- Если что – я за тебя. Ты свой.
- А я за тебя.
Мы пожали друг другу руки – и он пошел к месту встречи. Я посидел еще немного, а потом направился в ту же сторону. Алита там уже не было. Ровно в десять за мной приехала машина серебристого цвета. Модели не знаю, я в них не разбираюсь.
Всю дорогу до места испытаний я откровенно проспал на заднем сидении. Водитель попался вменяемый – музыку не включал, беседы вести не пытался. Так что в какой точке географии меня высадили – я не знаю.
Передо мной был пионерский лагерь. Маленькие домики на одну комнату – спальни, домик побольше – клуб-столовая, где-то на задворках – туалет и душевая.
Меня встретил какой-то носатый дядька в очках, представился Олегом. Сказал, чтоб я шел в клуб – туда будут подвозить остальных.
В клубе на раскладных стульях уже сидело трое: Алит, незнакомая мне тетка, похожая на киношную Лучницу из Леса и Полковник Арбенин. Вообще-то, у него было нормальное Настоящее Имя, кажется, не то Гномье, не то Драконье, но за глаза (а иногда и в глаза) его иначе как Полковником никто и не звал. Холеный дядька старше меня года на два, то есть, чуть за сорок, на любую игру приезжавший в шикарном костюме и идеально отглаженной рубашке, не скрывал, что работает в органах. Пару раз, говорят, вытянул кого-то из наших из каких-то передряг. Хотя не верю я в эти слухи. А вообще, полковник был мил, обходителен, целовал девушкам ручки, гадал на картах, писал стихи – и вообще старательно изображал жизнелюба и лапочку. Но на играх разительно менялся. Хотя с его лица никуда не исчезало скучающее выражение, но играл он жестко. Мог подставить. Мог убить. Мог предать. Опасный тип. Надо держать ухо востро – вот кто никогда не будет играть по правилам.
Я поздоровался, взял стул и сел с остальными. Через некоторое время дверь снова открылась – и вошел Лучник. Это был человек, которого тихо ненавидела вся тусовка. Зато он ее обожал, всячески старался показать, какой он замечательный и полезный. Но получалось у него так себе: он умел делать многое, но все – одинаково плохо. Писал ужасные песни. Пел их визгливым бабьим голоском, аккомпанируя себе на трех аккордах. Фехтовал «в сценической рапирной технике, которой учился у лучших каскадеров», но постоянно был повержен. Как-то на игре ему лень было рубить дрова для костра – он пошел к ближайшей деревушке и разобрал там чей-то забор. Доиграть не удалось – пришлось срочно разъезжаться, потому что хозяева забора вызвали милицию. Ну и все в таком духе. Как-то он умудрился всех достать настолько, что его вызвали на дуэль сразу четверо: Броник (столичный гном – бывший десантник), Ирмэ (одна из девочек-фанаток Черного) и еще кто-то – сейчас уже не помню. Судя по тому, что Лучник еще жив – на ту дуэль он не явился. Кстати, из лука он тоже стрелял весьма фигово.
Следующим вошел Сильван. Типичный представитель игрового Народа Холмов. Никто не говорил: «На игру приедет Сильван», говорили: «Приедет Сильван с двумя канистрами». Ну, это если игра предстояла короткая и с небольшим количеством участников. На какую-то игру он притащил пятидесятилитровый гермомешок, налитый до краев самогоном.
Причем сам-то Сильван умудрялся играть. Как правило – пройдох и жуликов. Но все вокруг довольно быстро пьянели. Прямо в процессе игры. Что превращало игру в балаган. А Сильван над этим балаганом царил, плавно переводя беседу с важных в Настоящем Мире вопросов на околоигровую болтовню из серии «кто кого любит, а кто что себе сшил». Потом уходил, довольный, к себе в палатку, забрав девушку посимпатичнее.
После Сильвана зашли еще двое: незнакомые мне мужчина и женщина. И встречающий объявил, что остался всего один участник. Я стал прикидывать, кто из тусовки мог бы им быть. Возможно, кто-то из «старой братии», или кто-то из совсем юного поколения, или… Но тут в зал вошла Нэсса.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
sam_broock
Feb. 11th, 2016 05:32 am (UTC)
(Сурово) ну вот все русские писатели рано или поздно вспоминают, что они русские писатели. Наследники, понимаешь, Чехова, Достоевского и Венички Ерофеева. И вот дав-вай мне, бедному читателю, кишки на кулак мотать!!
zuiki
Feb. 11th, 2016 11:47 am (UTC)
Суприз!
katushahandmade
Feb. 14th, 2016 12:28 pm (UTC)
Ой, а продолжение будет? Так интересно!
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com