January 24th, 2016

пудель

Сказка - окончание

Начало тут
Продолжение тут

Рыжий опять наливал чай. Я посмотрела на кружку с забавными овечками, которую уже стала считать своей – и внезапно поняла, что помню название формы чашки.
- Ну да, иногда часть знаний вашего клиента может остаться у вас. Как правило, ненадолго – потому как бесполезна и не связана с другими вашими знаниями.
- Надо будет в следующий раз попытаться выбрать клиента с подходящим кругозором.
- А что бы вы хотели узнать?
- Надо подумать. Ну, например, как иметь много денег – и ничего не делать. Впрочем, думаю, люди с таким умением вряд ли к вам обращаются. А кстати – мне, наверное, жутко повезло: оба случая были довольно простыми. Выбор, по большому счету, пустячный. В шестнадцать лет не страшно полюбить «не того» - всегда есть время разобраться. Да и одинокому мужчине остаться без работы – не трагедия: вот был бы он, скажем, пожилой матерью двоих детей-инвалидов…
- Кстати, многие наши клиенты боятся, что им попадется тяжелый случай. Ну там «смерть или пожизненная инвалидность», «нищета или преступление», в общем, самый обычный рядовой выбор, если бы мы с вами были героями какого-нибудь второсортного романа. Да даже первосортного. Но у нас тут реальная жизнь. Перед большинством людей стоят совсем простые, банальные задачи. А кто сталкивается с действительно серьезным выбором – как правило, никакого выбора не имеет. И вам еще повезло. Часто оказывается, что клиент просто не может подобрать себе машину, или не знает, куда поехать отдыхать.
- Мда. И зачем куда-то идти? Спросить первого встречного…
- Не знаю, честно говоря. Заметьте, я услугами нашей фирмы ни разу не пользовался. Впрочем, у меня всего выбора в жизни: черный чай или зеленый, к чаю – рогалики или сушки.
- Врете…
- Вру. Даже гоню. В смысле – гоню вас отсюда. Время уже не детское, пора закрываться.
Я поехала домой. У метро старушка продавала какие-то мелочи. Я подошла посмотреть. Среди пластинок, дверных ручек и стоптанных туфель я заметила кофейную чашку и какое-то растение в облупленном горшке. Про чашку я сразу вспомнила: завод – ЛФЗ (то есть, простите, Императорский Фарфоровый), форма – Майская, рисунок – Одуванчики. Ничего особенного, не редкость, не ценность, но милая и трогательная. Растение же стало как-то жалко. Вид у него был несчастный и одинокий. Кажется, я становлюсь не в меру сентиментальна.
Дома ничего не изменилось. Сын стучал по кнопкам своего компьютера, счета никто волшебным образом не оплатил, златые горы не предлагали. Как подумаю, что скоро кончается отпуск, так тоска берет. Возвращаться в родной офис что-то совершенно не тянет. И клиент-гад: убил мою голубую мечту. Теперь я знаю, что у творческих людей все не лучше. А я-то представляла, как внезапно обнаружу в себе талант – и буду порхать легкой пташкой среди одухотворенных и целеустремленных… Эх. Вообще, хорошо этому клиенту. Есть увлечение, которое может стать работой. А у меня вот даже хобби особо нет. Все как у всех: немного шью, немного вяжу, вышивать могу по схеме крестиком. Ну и все, собственно. Ну, книжки еще читаю. Так у нас все, кажется, грамотные. И профессии «читатель» пока не придумали. Скорее бы уже нашелся тот, для кого клиентом буду я. Авось, придумает что-нибудь.
Я никак не могла выбрать третью пару обуви. Честно говоря, помимо желания помочь кому-то, я чувствовала любопытство. Последний раз мне суждено побыть в чужой шкуре. Кем бы я хотела стать? Хозяйкой вот этих модных туфелек? Вряд ли. Брутальным владельцем грязных резиновых сапог размера так пятидесятого? Пожалуй, нет. Девочкой в розовых босоножках с бабочками? Нет, не хочу.
И вдруг я поняла, что все эти люди – несчастная забитая шестнадцатилетняя девочка, принимающая унижение за любовь, немолодой виолончелист, любящий кофе, хозяева изящных лодочек и ботов «прощай молодость», сапог и босоножек, экзотических гэта и простых шлепанцев – все они, или кто-то из них – будут решать мою судьбу. Не сумев решить своих. Не поняв, не заметив, что счастье – рядом, стоит поднять голову, оглядеться и сделать шаг в сторону.
Я решительно взяла туфли.
- Вот эти!
- Вы уверены?
- Да!
- Справитесь?
- Я смогу.
Я надела туфли – и пошла домой. Все-таки, своя обувка – самая удобная.
Дома витал аромат свежесваренного кофе. Сын встретил меня с порога.
- А я как раз кофе сварил. Ты вчера чашку купила – такую красивую. Наконец-то ты что-то сделала для себя, а я уж волновался, думал, ты совсем перестала что-то хотеть.
Он с гордостью показал мне купленный вчера цветок. Судя по всему, сын возился с ним с самого утра: полил, оборвал пожухшие листья. Цветок явно приободрился и даже, кажется, собрался давать побеги. Впрочем, посмотрим.
Я провела инспекцию внутри себя. Проблемы никуда не исчезли, но я знала, что они обязательно будут решены. Мой клиент – в надежных руках.
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!
пудель

Очередное сочинение барда Паава

Марине Федоровой, с нежностью

Исследователи творчества барда говорят, что сочинено было в момент, когда Бард Паав побратался с Воином Дрейком. Кем был Воин Дрейк - мнения ученых расходятся. Одни говорят, что это был один из самых славных воинов, другие - что это вообще была девушка, переодетая воином, на которой впоследствии Бард Паав женился. Третьи не уверены в существовании данного персонажа.

Я не знаю, где ты рожден и кем,
Кем ты был минуту назад.
Но я знаю, что был одинок совсем,
А теперь у меня есть брат.
Я не знаю, что нам теперь предстоит,
Может быть, всего-ничего…
Но всегда он рядом теперь стоит.
Он – со мной, а я – за него.
И когда покажется – ночь темна,
Жизнь нелепа, и выхода нет,
Я скажу себе: у меня есть брат,
И тот час же забрезжит рассвет.
И когда ты почуешь, что как во сне
Нет пути – ни вперед, ни назад,
Я на помощь приду – не забудь обо мне.
Пусть хранят тебя боги, брат!