?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В детстве мне рассказывали историю про двух лягушек. Не про тех, что попали в молоко – и одна сбила масло, а другая – утонула. С ними почти все понятно. Мораль проста – главное дождаться, пока другой умрет – чтобы по его трупу выбраться. Потому что сколько ни взбивай масло – получится совсем крохотный комочек, на котором будешь скользить по стенкам крынки. Бестолку.

Но была другая история. Нам ее рассказывала биологичка – нервная стареющая женщина с жуткой прической. Если бы она красилась не в такой кошмарный коричневый цвет, тусклый и унылый, в точности совпадающий с цветом обшарпанных парт… Впрочем, сейчас я, должно быть, старше, чем она тогда. Так что встреть я ее тогдашнюю сегодня – возможно, признал бы вполне привлекательной.

Я все время отвлекаюсь. Потому что говорю о страшных вещах. Так вот, лягушки. Кстати, в том магазине были лягушки. Пластмассовые точилки, ломаные, уже изначально никуда не годные – в виде лягушек с круглыми глазами.
В магазин я забрел случайно. Нет, не так. Туда-то как раз я вошел вполне осознанно. Нет, не с этого надо начинать. С лягушек? И не с лягушек, дались они мне. В общем, было такое кафе… Да нет, о кафе – позже. Была такая девушка Вера.

Мне было… намного меньше, чем сейчас. Ей – и того меньше. Был весенний ветер, тогда всегда весной было ветренно и как-то… свободно. Вот это чувство свободы, когда идешь лицом к ветру – а тот раздувает полы твоего слишком легкого для такой погоды плаща. А тебе не холодно, потому что свобода – слишком сильное вещество, чтобы чувствовать под ним какие-то мелочи типа холода или жары. И у девушки Веры рядом с тобой развеваются на ветру волосы, и шарф, и юбка… И вы идете вдоль какого-то бесконечного синего забора, за которым что-то строят, и обязательно построят что-то новое, совершенно прекрасное. И у забора сидит на ящике мужик с медно-красной рожей, и продает книги в канареечно-желтых обложках. Может, свои стихи, может – чужие, может – вообще что-нибудь типа «Как заработать миллион за пятнадцать минут» - это не важно, важно, что свобода.

И вот вы с девушкой Верой, хохоча от наплыва чувств, заворачиваете за этот синий забор, а там – крохотная улочка, у которой даже названия, наверное, нет. То есть, оно есть, и когда вы сам станете намного старше, а девушка Вера превратится в туманное воспоминание, настолько стертое, что вы не будете помнить ни цвета юбки, ни шарфа, ни даже цвета и длины ее волос, тогда вы узнаете название – скучное и банальное, типа «Шестая улица строителей» или «Пятый проектируемый переулок». А пока вы с девушкой Верой идете по этой чудесной улице без названия, и она абсолютно волшебная – как будто бы из другого мира. Булыжная мостовая, лепнина на домах. В витрине магазина – чучело пантеры поворачивает голову вам вслед, когда вы проходите мимо. А потом вы замечаете кафе. С каким-то необычно романтичным названием, никак не связанным с едой. Типа «Чудесные музыканты» или «Небесные картины». И вы заходите внутрь, жутко стесняясь, не уверенные, что имеете право там находиться. И если вас спросят, почему вы там – вы оба извинитесь и сбежите.

Но вас не выгоняют, и ни о чем не спрашивают. Вы садитесь за один из старинных обшарпанных столов. Все столы в кафе разные – видно, что куплены даже не у антикваров, а просто у людей, решивших расстаться со старой мебелью. Вот большой семейный стол, помнящий многолюдные юбилеи, свадьбы и поминки. Вот маленький столик для швейной машины. Стулья тоже каждый со своим нравом, со своей историей. Стул, на который садится Вера, проехав по полу, выводит какую-то до боли знакомую мелодию. Очень точно.
И вы сидите в этом кафе, пьете горячий чай, и вдруг замечаете, что у вас жутко замерзли руки. И что вы оба абсолютно счастливы.

А дальше – не важно, дальше – это уже другие воспоминания.

Потом я бывал на этой улочке много раз. Когда чаще, когда реже. Как-то целый год жил неподалеку – и ходил по ней каждый день. Как-то – не посещал ее несколько месяцев. Но все равно знал, что она есть, что до нее всегда можно дойти или доехать, или долететь из далекого города, в который я чуть было не переехал. И на этой улице все оставалось прежним. Может, что-то менялось по мелочи – как всегда и везде – но я как-то не присматривался.
А тут я был на одной встрече… Ну, пустяк, дурацкая затея, хотя, если взяться с умом, может вырасти во что-то дельное. В общем, решил пока не бросаться в него с головой, но тихонько заниматься – авось, что-нибудь да вырастет. И ребята хорошие, которые затеяли. В общем, посидели, обсудили детали. А потом – разошлись. Виктор (или Юрий? Всегда путаю эти имена) предложил подвезти меня, но мне надо было зайти в канцелярский, потом еще купить домой соли… В общем, я пошел пешком. Завернул за угол серого скучного бизнес-центра – и оказался на той самой улочке. Обычно, я проходил по ней с другой стороны, сворачивал раньше – в подворотню, через двор, потом еще в подворотню – и оказывался недалеко от остановки автобуса. Так что в этом конце и не был никогда… Может, мы тогда с Верой дошли до конца – но вряд ли.

Я не сразу узнал эту улицу. А узнав – удивился. Я же точно помнил брусчатку – округлые камни, отполированные тысячами подошв. А сегодня под ногами у меня была серая тротуарная плитка. Может, переложили, а может, я перенес эту брусчатку из какого-то другого воспоминания. Например, как мы с дедушкой в детстве были в Кремле. И я очень грустил, что мы совершенно зря туда пошли: дедушка не смог посадить меня на плечи, чтобы было видно куранты, и как солдаты меняются у Мавзолея. И в сам Мавзолей мы не пошли, потому что там была очередь. А вот брусчатку я разглядел хорошо – ее одну мне и было хорошо видно.

С тех пор я, наверное, редко смотрел под ноги – какая разница, брусчатка там, плитка, или асфальт. Идешь себе – и идешь.

Я так задумался о брусчатке – что чуть не прошел мимо того кафе. А я ведь часто заходил туда все эти годы. Не то чтобы стал там завсегдатаем, но даже завел себе любимый столик в глубине, и старался всегда сесть за него. Когда жил рядом – приходил туда смотреть футбольные матчи – там как раз поставили телевизор. В общем, хорошее кафе… было. Потому что я не нашел его. На его месте был магазин из серии «любой мусор за сколько-то там рублей». Со сломанными точилками в виде лягушек, с какими-то аляповатыми полотенцами, с тоннами разномастного хлама.
А когда я вышел – я понял, что на всей улице нет места, которое бы было – для меня. Ни в магазине молодежной одежды со стимпанковскими корсетами и ушастыми шапками на витрине, ни в йога-центре, ни во всех остальных магазинчиках, лавчонках, хостелах, кафе и прочих заведениях улицы не было мне места. И когда я прошел мимо чучела пантеры – оно не повернуло головы.

А история про лягушек такая. Если лягушку кинуть в кипяток – она выпрыгнет оттуда. А вот если посадить ее в теплую водичку и начать медленно нагревать – она сварится, даже не заметив момента, когда приятная вода станет кипятком.

Об этом рассказала мне когда-то учительница биологии. Об этом было написано в ярко-желтой книжке, которую я купил у старика на углу.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
snake_elena
Nov. 1st, 2016 05:10 pm (UTC)
Чета страшная какая-то сказка...
laeron_s
Nov. 1st, 2016 10:02 pm (UTC)
Твои сказки как-всегда - прекрасны.
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

пудель
fridka
Счастливая женщина

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com