Счастливая женщина (fridka) wrote,
Счастливая женщина
fridka

Categories:

Странные покупки

Первой была, наверное, женщина с бананом. Мне было лет десять. Я только-только узнал от соседских мальчишек, что такое презерватив – и поэтому меня очень заинтересовала корзинка женщины, стоящей впереди нас в очереди к кассе супермаркета. У нее лежали три вида презервативов – и один банан. И все.
Я, конечно, начал хихикать, представляя, как она использует этот набор, но рядом была мама, поэтому вслух я ничего не сказал.
Мама на эту женщину тоже обратила внимание, но не из-за странных покупок, а потому, что она расплатилась какой-то накопительной карточкой, а кассирша устроила скандал, потому что надо было сразу говорить, что у тебя карточка, а она уже все пробила не так. А потом кассирша долго ждала какую-то «Надю с ключом», чтобы перебить все правильно, а мама нервничала, потому что мы опаздывали в музыкальную школу.
Мы выскочили из магазина очень быстро, но на улице той тетеньки не оказалось. Я тогда еще подумал, что она бы просто не успела дойти до угла – а значит, приехала на машине. Но уже через пару шагов забыл о ней.
А потом я стал наблюдать, что покупают в супермаркетах разные люди. Чаще всего, по набору покупок можно было много рассказать о человеке. Допустим, если он покупает два киндера – значит, у него, скорее всего, двое детей. И если купить один – они будут ссориться из-за игрушки. Или, скажем, если человек покупает муку – он умеет готовить, а если готовые блинчики – то нет.
Но были люди, чьи покупки было сложно объяснить. Вот покупает человек большую сырую курицу – явно, чтобы приготовить ее на всю семью. А к курице он берет маленькое пирожное. Одно. И как он будет делить его на всех? Или он разделит курицу на части – и будет есть ее две недели, вынимая по куску из морозилки?
Как-то видел мужчину, который купил дорогущий коньяк (специально вызывал менеджера, чтобы открыть стеклянный шкафчик, где этот коньяк стоял), а к нему – дешевую колбасу, которую не едят бомж Виталик и собака Найда, живущие у нас во дворе.
Или вот женщина, которая набрала двадцать упаковок шампуня от перхоти , банку тушенки и шоколадного зайца – как она жила, чем занималась?
На все летние каникулы я остался в Питере. В языковой лагерь мне не дали визу, а в обычный областной меня не пустила мама, сказала, что я там наберусь вшей и дурных манер. А еще она сказала, что за такие деньги мерзнуть на Ладоге – бред.
В общем, я остался один дома, о чем мечтал лет так с пяти.
Ну а раз ты дома один – можно заняться всем, что запрещают взрослые. Пить и курить показалось мне банальным, я не настолько мечтал об имидже «плохого мальчика», а вот идея завести видеоблог показалась привлекательной. Родители мне запрещали это категорически – мама верила, что по попавшим в кадр предметам роскоши (каким? Не знаю) преступники вычислят и обчистят нашу квартиру. Отец же просто говорил, что меня побьют за какой-нибудь не тот ролик.
Взяв в руки камеру, я понял, что совершенно не знаю, о чем делать блог. Всякое «я поел, я погадил, вон собачка пробежала» - тоска, в игры я играю так себе, посылок не получаю.
Тогда я вспомнил про тетку с бананом. И решил, что это классная идея – тайно снимать корзинки в супермаркетах, а потом добавлять прикольные комментарии.
Я весь день ходил по району, забегая то в «Магнит», то в «Дикси», то даже в «Ленту» на Нижегородской (туда мне не особо разрешали ходить, типа, далеко).
В телефоне у меня уже было несколько бомбических кадров, типа мужика, набравшего полную тележку дешевого пива и украсившего натюрморт крошечным пакетиком сухариков, или толстухи, кажется, полностью переложившей к себе весь холодильник с тортами, когда я заметил очередного странного. В его корзине лежали пачка дрянного кофе и один персик. Этот «ужин одинокого человека» дополняли ярко-розовые резиновые тапки размера так пятидесятого.
Я прошел мимо, ненавязчиво снимая странного на телефон. Пристроился за ним в очереди в кассу, для прикрытия взяв пачку грошовых леденцов. Странный расплатился накопительной картой. Я пошел за ним, сказав кассирше что-то типа «я передумал», довел его до двери, а когда вышел за ним на улицу – странного нигде не было. А это, между прочим, был Дикси на Суворовском, там машину припарковать негде, ближайшая парадная – чуть ли не в квартале, а рядом с Дикси – только магазин женской одежды «для крупных дам», куда тот тоже войти не мог – я бы заметил его через витрину. Реально, испарился мужик.
Тогда я пошел домой, но на следующий день прямо с утра стал целенаправленно искать странных. И находил. И все было одинаково: покупали набор фигни, расплачивались карточкой, возле двери – исчезали.
Вечером я изобразил идеального мальчика. Перед приходом родителей прибрался, нарезал на ужин салат, после ужина вымыл посуду.
А потом так вкрадчиво спросил у родителей, не нужно ли что купить завтра, раз я все равно сижу дома.
Родители, конечно, порадовались такому внезапному порыву, набросали список покупок.
И я перешел к главному – попросил у них накопительную карточку Дикси, чтобы не ходит по улице с деньгами. Мама до сих пор боится давать мне деньги – а вдруг потеряю, или, того хуже, отберут.
Но тут в моем идеальном плане произошел сбой. Папа с мамой удивленно переглянулись – и стали на два голоса убеждать меня, что у Дикси сроду не было накопительных карточек. Была какая-то дурацкая, дающая скидки на пару продуктов – но вот накопительной не было. В общем, дали деньги, дали карту на скидки, а потом весь вечер спорили на кухне, кто из них вырастил такого непрактичного и неприспособленного к жизни сына.
Утром я никак не мог решиться реализовать свой план. Но потом все-таки взял себя в руки – и пошел в магазин.
Мне не слишком везло – в Дикси рядом с домом закупались одни старушки. Батон хлеба, кефир, консервы по акции – все скучно и предсказуемо.
Я пошел в следующий Дикси – благо, их натыкано миллион в каждом районе. А потом в еще один. И в следующий.
А возле пятого по счету Дикси курил Володя Дубинин. Про Володю Дубинина надо знать три вещи.
Во-первых, его фамилия потрясающе ему подходит.
Во-вторых, он зверски избил нашего одноклассника Марика, когда тот обозвал его «пионером-партизаном», крича при этом «сам ты пидор». Судя по всему, слова «пионер» и «партизан» ему не знакомы. Но Марику от этого не легче.
В-третьих, Дубинин меня не любит. Уже не помню, почему – ему много не надо. Он тупой и агрессивный, как соседская йоркшир-терьерица. Но куда крупнее ее… Да и меня.
А тут он был еще и с двумя дружками.
В общем, не везет – это надолго. По счастью, я сумел проскользнуть в магазин мимо него. Но, судя по всему, они с дружками застряли у входа надолго – а выйти мимо них было без шансов.
Я тоскливо слонялся по магазину.
И тут мимо меня прошел человек, у которого в корзине лежали: упаковка крышек для консервирования, творожный сырок (один) и четыре бутылки дешевого чесночного кетчупа.
Я понял – сейчас или никогда. Терять было нечего. Либо я сейчас выясню, куда деваются люди со странными покупками, либо… Про второй вариант думать не хотелось. Я решительно сунул в корзину крышки, кетчуп и сырок – и направился к кассе.
Когда кассирша пробила мои покупки, я решительно протянул ей карточку. «Я по карте» - сказал я, чувствуя себя шпионом, интересующимся у связного, продает ли тот славянские шкафы.
Думал, меня поднимут на смех, объяснят, что торгуют за наличные, а я подобрал идиотский набор товаров, еще, небось, сами соберут хлеб-молоко-яйца, чтоб мама не заругала…
Но кассирша флегматично взяла у меня карточку, провела через считыватель – и занялась следующим покупателем. Как будто бы все было в порядке.
Я тоже сделал вид, что ничего не произошло. Оставил корзину с покупками где-то возле камеры хранения – и вышел на улицу. Если ничего не получится – пусть бьют.
Дубинина на улице не было. Это хорошо. Хуже, что Суворовского проспекта тоже не было – я оказался на узенькой улочке, резко спускавшейся с холма. Вокруг было пусто: ни людей, ни машин. Какой-то завод, какой-то дом с пожелтевшей надписью «Продается», типовая пятиэтажка с обшарпанным панно на глухой стене…
Я пошел по холму вниз мимо двухэтажных домиков – кажется, я был в какой-то деревне. Спустился я к озеру и автобусной остановке. Было намного жарче, чем в Петербурге – я снял ветровку, оставшись в одной футболке – и все равно с меня лил пот.
Подошел автобус. Кондуктор взял как-то непривычно мало денег за проезд.
Надо было понять, где я. Но не спрашивать же «Скажите, как называется ваша деревня?». Я осторожно уточнил у кондуктора, идет ли автобус до вокзала. Тот сказал, что идет.
Я вышел у вокзала. Он полукругом огибал площадь. На крыше стояли скульптуры - по виду, советских времен. Какие-то, кажется, солдаты. И рабочие.
В кассе никого не было. Я спросил, сколько стоит билет до Петербурга. Сонная кассирша сообщила, что, во-первых, ехать мне сутки, во-вторых, без свидетельства о рождении она мне билет не продаст, а в-третьих, сегодня поездов на Питер уже нет, а если я хочу все-таки завтра там оказаться, мне имеет смысл доехать до Москвы, а оттуда уже…
Хорошо хоть узнал, что нахожусь в Воронеже.
Денег на «до Москвы, а оттуда» у меня не было, документов – тем более. И за сутки моего отсутствия родители поднимут бучу, мол, пропал мальчик. Тогда уж лучше сразу пойти в полицию, авось, помогут доехать.
Чтобы спокойно обдумать свои дальнейшие действия (мне пока виделся только один выход – сесть и заплакать), я вышел из вокзала – и зашел в ближайший магазин.
Это оказался «Связной». Люблю когда думаю рассматривать всякие гаджеты – когда на них смотришь, мозги начинают лучше соображать, как будто бы процессор гаджета помогает.
Но я не успел подумать. Прямо передо мной мужчина попросил у продавца чехол для айфона с обезьянкой, зарядку для старой Нокии и пять пачек салфеток для мониторов. И, кажется, расплатился скидочной карточкой.
Я повторил его заказ, решительно протянул карточку Дикси в качестве оплаты, вышел за дверь – и оказался внутри торгового центра. Судя по растяжке «Самые большие скидки в Красноярске» - это снова был не Петербург. И от Красноярска до Питера, кажется, на поезде двое суток. Или больше. То есть, все еще хуже, чем было.
Очень некстати желудок напомнил мне, что время к вечеру, а я вышел на улицу, даже не позавтракав.
Я доехал до ресторанного дворика, встал в очередь в KFC. Передо мной яркая брюнетка в татуировках взяла четыре стакана маунтин-дью и один острый стрип. И расплатилась картой. Очередной прыжок? Но она так и стояла возле прилавка, ждала, пока на табло высветится ее заказ.
«Четыре маунти-дью и стрип!» - сказал я.
- Дурак! Острый стрип! – услышал я голос брюнетки.
- Ну да, острый, - поправился я. И протянул карточку Дикси.
- Тебе куда? – спросила меня брюнетка, когда я отошел с чеком.
- В Питер.
- А что тогда Тверь берешь?
- Тут что, выбирать можно?
- Новенький?
Она взяла меня за руку и посадила за столик.
- Я Лена. Но меня все называют Королем. Фамилия такая.
- Миша. Плясунов. Но лучше просто Миша.
- Ага. Значит, смотри.
Лена решительным жестом выхватила у проходившего мимо промоутера листовку.
- Вот смотри. Видишь, тут перечислены все наборы.
Действительно, я ни разу не видел, чтобы кто-то всерьез велся на акции «купи двенадцать бургеров – и получи стакан колы в подарок». Так вот, оказывается, в чем их смысл.
- У тебя карта есть?
Я достал карточку Дикси.
- Да нет, карта России…
Я пожал плечами. Вот уж чего никогда с собой не беру.
- Ну ты ее себе представляешь?
- Более-менее.
Она положила листовку горизонтально.
- Вот представь, что поверх нарисована карта. Видишь набор «кофе и пиво»? Это Москва. Понимаешь?
- А «два гамбургера и леденец» - Архангельск?
- Усек. Молодец. Но через жральни смысла нет путешествовать – у них акций мало, прицельность маленькая. Лучше всего через продовольственные. Там для Москвы и Петербурга целые страницы – можно не просто в свой город, но и сразу в свой район попасть. Кстати, на первом этаже есть ОКей.
- И все по карточке Дикси?
- По любой скидочной, какую не жалко. Учти – быстро растреплются. Да, в торговых центрах – выход через туалет. Или через кабинку для переодевания, если в одежном стартуешь.
- А ты тут как оказалась?
- Ездила в Амстердам на Ван Гога смотреть.
- В Амстердам через Красноярск?
- У нас в Твери Эйч энд Эма нету, так что пришлось вот так кругаля давать. Кстати, запомни – у Эйч энд Эма каталог – по атласу мира. Там сложнее. Будь осторожен, а то в Австралию какую занесет… Ладно, побежала я. Мы с подружками вечером в Англию на концерт едем, а у нас в Твери Маркса и Спенсора тоже нету – снова на перекладных добираться.
Я пробормотал «спасибо» - но Лена уже убежала за своими стрипами.
Я все-таки заказал себе поесть. А потом пошел в ОКей. И взял буклет с акциями. Какая-то старушка одобрительно мне покивала.
На одном из листов буклета сверху было крупно написано: «Акции только для Петербурга». Я прикинул карту города. Ага. Окей в «Галерее» у вокзала – это, получается, кефир «Простоквашино», банка оливок и дурацкая чашка с собачкой.
От Галереи до дома было пятнадцать минут пути. У меня же дорога заняла почти час – я заходил во все магазины, брал каталоги. Заодно и продукты купил.
И знаете что? Когда весь мир в руках – это так здорово, идти по своему району, где знаком каждый дом!
Tags: Заповедник, город, не в рифму, сказка про сегодня
Subscribe
promo fridka may 2, 2014 16:20 2
Buy for 40 tokens
Если вы любите порошки и пирожки, но при этом не читаете журнал taffy729, то вы пропускаете очень много прекрасного!
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →